Amnezzzia
одолевают нас проблемы, но у кого проблемы нет, не реагирует зрачками на свет
На мониторе изгибалась тонкая белая линия, в которой Эш каким-то образом распознавал Сэма.

- Ему сюда не пройти, поэтому нужно будет прорываться кому-то из вас, - сказала Чарли, тревожно глядя на друзей.

- Я могу один… - начал Дин и тут же был прерван Памелой:

- Даже не думай!

- Совсем спятил? – подошёл к нему Виктор. – Думаешь, твоих сил хватит на всё ангельское войско?

- Сопровождение обязательно, - кивнул Эш, потирая подбородок. – Но лишь те, кто хорош в драке. Остальные будут мёртвым грузом.

Бобби, Руфус и Кастиэль сразу переместились к Дину и Виктору.

- Я тоже иду, - поспешно присоединилась к ним Джо.

- А ты уверена? – приподнял бровь Виктор.

- У меня есть клинок, и я умею драться – ещё вопросы?

- Тогда я пойду тоже, - сказала Эллен.

- Мааам, - закатила глаза Джо, - умоляю! Мы в Раю, я уже не смогу умереть! Хватит волноваться. К тому же мы обе знаем, что в рукопашке ты не очень.

- Придержи амбиции, юная леди! – фыркнула Эллен, но остановилась.

- Всё? – нетерпеливо огляделся Дин.

- Я тоже пойду, - сделал шаг Джимми. – Думаю, какую-то пользу я принести смогу. И у меня остался клинок Дина.

- Хорошо. Теперь всё? Девушки, сожалею, но вам придётся подождать. Дэн – тебе сейчас больше всех надо беречься. Кевин, ты тоже останься.

- Да уж, я не боец, - криво улыбнулся парень.

- Я пойду! - вышла из-за стола Чарли.

- Погоди, может, ты здесь принесёшь больше пользы…

- Здесь Эш и Фрэнк – куда больше! А в драках и я кое-что понимаю!..

- Боюсь, у меня нет такого количества оружия, - протянул Эш, доставая два клинка и бросая их Руфусу и Дину. – Один я уже отдал Джо, а последний приберегу здесь на всякий случай. Так что, прости, Чарли, без клинка тебе идти смысла нет.

Девушка сделала недовольную гримасу. Дин энергично хлопнул в ладоши и внезапно обернулся к стоящей позади Хэль:

- Пойдёшь с нами?

Внезапный вопрос вновь поставил ангела в ступор, запуская в древней программе незнакомые ранее процессы. Она приоткрыла губы и медленно спросила:

- Ты… зовёшь меня? С собой?

- Ну да.

- Зачем?

- Ты ведь любопытная, - развел руками Дин. – И тебе ничего не страшно. Да брось, мы ведь теперь друзья.

Это воодушевлённое утверждение ещё больше ударило по системе Хэль, и она стояла, не двигаясь, пока Винчестер не махнул рукой:

- Как хочешь, я просто предложил! Ну… Что, все готовы?

Только после этих слов Хэль вдруг сдёрнулась с места, подбежала к Дину и застыла рядом.

- Возьми лучше кота, – предложила Памела. - Его чутьё может очень пригодиться...

- Он не пойдёт, - покосился на животное Дин. – Ангелы прямо за дверью, а он их на дух не выносит.

- Внимание! – Эш начал чертить на двери знак. – Все готовы? Отправляю вас в рай, где через пятнадцать секунд будет Сэм. Ангелы снаружи остановить вас не успеют, но вдогонку кинутся. Хватайте Сэма, души, которые к нему пришли, и старайтесь не задерживаться больше пяти минут на одном месте.

- Нам ведь просто нужно, чтобы Сэм сказал несколько слов Дину? – поднял брови Руфус.

- Не всё так просто, - качнула головой Памела. – Дину недостаточно просто услышать. Он должен ещё и понять. Поэтому разговор может быть долгим.

- Как же сложно-то всё...

- Вы уже очень близко, Дин, - шепнула Джессика, взволнованно заглядывая ему в глаза. - Пожалуйста, оправдайте все наши старания...

- Я сделаю так, что вы увидитесь, - решительно ответил он, сжимая её руку. - Клянусь!

На лице девушки отразилась благодарность. Она прерывисто вздохнула и подтолкнула его к двери, которую открывал Эш.

- Скорее! Очень быстро!..

- Сэм появится на втором этаже!..

Дин первым бросился в открытый рай и сразу помчался вверх по ступеням. Пятнадцать секунд, данные Эшем, должны были заканчиваться примерно в это самое мгновение... Он вылетел из-за поворота, скользя по ковру, окинул глазами пустую комнату, ринулся к двери напротив и тут же остановился, потому что она резко распахнулась.

Растерянные, широко открытые глаза, застывшие напротив.
Наконец...
Вот он. Здесь. На расстоянии вытянутой руки.
Дин осознал, что на этот самый важный момент у него уже практически не осталось эмоций.

Да и Сэм выглядел так, словно не верил глазам. Через секунду (очень длинную секунду) он приподнял руку и глухо спросил:

- Дин?..

Получив в ответ широкую улыбку, он тоже улыбнулся и ошарашил брата восхищённым полушёпотом:

- Ты прекрасен...

- Ч...чего?? - изумился старший Винчестер. - Ты что, где-то по пути уже нализаться умудрился??

- Я... - Сэм недоумённо хлопнул глазами и мгновенно пришёл в себя, заметив, что брат едва сдерживает смех. - Да ну тебя! Я просто не ожидал увидеть... такого! Ты же весь...

- Знаю, знаю, не напрягайся! - Дин радостно улыбался, слыша, как друзья заполняют комнату за его спиной. В это же время начали появляться души, следующие за Сэмом. Дин услышал начало следующей фразы брата, и тут же звуки словно отрезало. Улыбка на его лице с пугающей скоростью сменилась почти ужасом.

- В чём дело? - тревожно осёкся Сэм, видя страшный взгляд, направленный через его плечо.

- Что... - просипел Дин внезапно охрипшим голосом. - Что ЭТО ТАКОЕ??!!

Сэм тревожно обернулся назад, переглянулся с душами и вопросительно посмотрел на краснеющего от гнева брата.

- Ты о чём?..

- Сэм... ты где вообще был??! В Ад что ли успел смотаться?! Здесь путёвки выдают??

- Что ты несёшь??

- Ну ЧТО?! Что, чёрт возьми, с тобой не так??!

- Я не понимаю!

- Это я не понимаю!! - отчаянно потряс руками Дин. - Объясни мне на милость! Почему за твоей спиной стоят Лилит, две Мэг, две Руби, Люцифер, Абаддон и Азазель, мать его??!

- Я... А у тебя... А с тобой вообще два Кастиэля!!! - вдруг возмущённо выпалил Сэм.

- Чт... - Дин непонимающе распахнул глаза, посмотрел за спину и резко обернулся: - Это Джимми, идиот!!..

- Да неужели! - ехидно скривился Сэм. - А я вот вижу двух Касов, что же делать??

- Не заговаривай мне зубы!..

- Да приди в себя! Перед тобой души! Тех людей, в чьи тела вселялась вся эта мразь! Они помогли мне, всё рассказали, поделились энергией, защищают меня! А ты ведёшь себя как придурок!

- Почему все эти души С ТОБОЙ??!

- Да просто совпадение!

- Ничего себе совпадение!!

- Дин! - Бобби, первый осознав, что ничего серьёзного не происходит, и Дин просто дурит, недовольно подвинул его с дороги и направился к Сэму. - Уймись уже! Совсем крыша поехала?

- Бобби! - радостно воскликнул Сэм и бросился обнимать его. - Прости, я... так теряюсь! Ангелы, рай... погибшие... теперь вы...

- Да уж, здесь немудрено растеряться, сынок! - улыбнулся Сингер, с чувством похлопав его по спине.

- Джо! Руфус! - бросился дальше Сэм.

Дин отвёл от него сердитый взгляд и вновь отчаянно окинул глазами группу людей, в свою очередь смотрящих на него как на душевнобольного.

- Давай знакомиться? - оживлённо предложила светловолосая Руби. - Я Ребекка.

Вряд ли Дин ответил бы что-то адекватное, но отвечать ему не пришлось. Комната пошатнулась от сильного грохота и удара на первом этаже. Души испуганно вытаращили глаза и, не сговариваясь, бросились друг к другу, заключая Винчестеров в плотный круг. Братья столкнулись спинами и замерли, испуганно смотря на друзей.

Почти сразу же, не давая опомниться, из обеих дверей хлынули ангелы.

Нельзя было задерживаться. Ни на минуту. Нельзя.
Но сокрушаться уже было некогда.

- Прррочь… тварь крылатая!.. – рыкнул Руфус, перемещаясь правее между спутницами Сэма и выставляя клинок перед лицом одного из ангелов.

Теперь весь круг почти равномерно ощетинился лезвиями. Мужчины в костюмах вынуждены были притормозить, опуская уже протянутые к братьям руки.

- Неплохо подготовились, - кивнул один из ангелов с непоколебимой решимостью в глазах. - Но вы забываетесь. Мы не люди.

Нельзя было задерживаться.
Дин знал, что ангелы засекут их на выходе. Знал, что настигнут.
Знал...
И был единственным, кто в глубине души безумно желал этого.

- Прочь! - воскликнул другой, менее сдержанный небожитель и вскинул руку.

Дин молниеносно обхватил брата и что есть силы прижал к себе.

От опускающейся руки ангела ударила волна энергии, противостоять которой у душ, конечно же, не было ни единого шанса. У всех, кроме одной. Друзей отбросило и впечатало в стены, кого-то вынесло на лестницу мимо безучастно наблюдающей Хэль. Кастиэль постарался поймать нескольких девушек, отчего и сам оказался на полу. В центре комнаты остались стоять лишь Дин и Сэм, которого он сумел удержать рядом.

- Неплохо, - обронил он в повисшей тишине и отпустил тяжело выдохнувшего брата. - Но вас я бы тоже попросил не забываться.

- Похоже, с тобой не будет просто, - нахмурил брови первый ангел.

- Вы надеялись на что-то другое?? - Дин оскалился так пугающе, что у преследователей расширились глаза. - Удивили, ей-богу. Сколько вас тут... Девять? Всего? Я даже как-то оскорблён...

- Оставьте нас, братья, - настойчиво сказал Кастиэль, вставая на ноги. - Вы заблуждаетесь, уверяю!

- Замолчи, брат. Не тебе говорить нам о заблуждениях, - ангел перевёл тяжёлый взгляд на Дина. - Одумайся. Останови эту бессмысленную погоню. Почему тебе не вернуться в рай? Зачем ты так упорно пытаешься с нами бороться?

- Мне казалось, за столько лет пора уже было понять, - Винчестер медленно выпрямил спину. - Мы не собираемся умирать.

Несколько ангелов испуганно вскинули руки, стремясь сбить упрямцев с ног. Кастиэль отразил свою часть атаки с большим трудом, а Дин немного сдвинулся, не позволяя энергии коснуться слишком уязвимого брата, и принял удар не поведя и бровью. К этим ангелам поспешно присоединились ещё двое. На этот раз Дин соизволил выпрямить руку. Часть энергии царапнула стены, заставив сидящие души вжаться в пол.

- Не хотел это говорить... - вздохнул Дин, и в его глазах вспыхнули два белых огня. - Но до Метатрона вам очень далеко...

:earth: :earth: :earth:

Весь мир сжался до одного маленького помещения. До этой заполненной комнаты. Испуганно расширенные глаза ангелов, повсюду. Глаза и бледные лица. Паника, непонимание. Воздух, ставший настолько плотным, что, казалось, его не вдохнёшь.

Дину не надо было дышать. Он не умрёт. Не надо беречь кожу, органы, мышцы, кровь… Он не умрёт.
Не надо думать ни о чём – и он не умрёт. Ведь он был светом.

Впервые он осознавал это полностью. И сила волной затапливала его сущность. Его душу, свободную от оков плоти. Он был светом.

Дин развёл руки в стороны, развернул ладони вверх. Белый огонь из глаз метнулся на лицо, дальше по всему телу, стремительно, до кончиков пальцев. Ангелы торопливо вскинули руки, готовясь защищаться.

Дин желал этого. Долго. Желал свободной территории, желал Сэма наконец рядом и ангелов, много ангелов. Он хотел больше. Десятки, сотни. Уничтожить, раздавить, смешать с пылью. Выплеснуть ту мощь, что приживалась, сливалась с его душой всё сильнее с каждой минутой и разрасталась, просясь наружу…

Импульс рванулся наконец вперёд неудержимой волной, вибрируя по стенам и разрывая на куски создаваемые ангелами барьеры. Пол зашатался под ногами; Дин ощутил, как Сэм тревожно вздохнул над ухом и машинально схватился за край его куртки. В каком же он сейчас должен быть смятении? Только выбрался из клетки, взял ещё слишком мало энергии, чтоб чувствовать себя уверенно, окружён ангелами, которых – самое интересное – не нужно бояться. Которых, даже не напрягаясь, расшвыривает никто иной как его брат.
Это было слишком нелепо и смешно, и радостно, и как-то ещё – Дин не мог полностью разобраться в ощущениях, но подобного ликования он не испытывал уже очень давно. Ведь он так много получил: драку и избыток сил, друзей, которых нужно было защитить, брата, который хотел жить, который так растерянно, так по-детски держался за него, для которого сейчас нужно было быть сильным, взрослым, старшим…
Как ни глупо, но именно эта смесь заставляла Дина чувствовать себя счастливым и способным на всё.
Ангелы, ещё не оправившись от первого удара, ощутили на себе несравнимый по мощи второй.

– Сколько же ты встретил душ?.. – расслышал Дин тихий голос потрясённого брата.

– Сбился со счёта, Сэмми.

Тела мужчин в костюмах проломили стены, пропадая в соседних комнатах. Мебель крошилась на кусочки под диким давлением, заполняющим всё пространство перед Дином, от неё практически не осталось ничего кроме бурых опилок и стеклянной пыли. Он не удержался и гордо обернулся, желая увидеть глаза брата. Оказывается, все уже были на ногах и стояли за их спинами, придерживая друг друга в вибрирующем пространстве. Тревожный взгляд Кастиэля слегка охладил Дина, он нехотя перекрыл ток энергии и с ухмылкой спросил:

– Наверное, стоит поменять рай?

Души облегчённо выдохнули и выпрямились.

– Да уж… не помешает, - пробормотал Джимми, вытаскивая карандаш из кармана и поворачиваясь к двери.

– Несколько. Раев. – Виктор вытер лоб. – Ну ты даёшь, приятель. Я думал, всё.

- Даже не думай об этом, - фыркнул Дин. - Как бы ангелы не пыжились, им меня уже не остановить. - он взял за локоть Сэма и подтолкнул к двери, от души наслаждаясь его лицом. – Идём. Хватит пялиться уже.

- Ну, извини, я только что увидел смертоносный светящийся прожектор на месте своего старшего брата!.. – возмущённо буркнул Сэм, отворачиваясь и разжимая пальцы на его куртке.

Они вошли в рай Чарли, и Джимми, едва закрыв дверь, сразу принялся рисовать на её обратной стороне:

- Я не буду спокоен, пока не пройдём десяток раев. Вам нужно время для разговора.

- Ну уж с десятком ты загнул! – протянул Руфус.

- Лучше перестраховаться!

- Он прав, - поддержал Бобби. – В следующий раз может быть не девять, а девяносто ангелов.

- Вот это уже будет повеселее, - бодро повёл плечами Дин.

- А ты не слишком самоуверен?? – возмущённо посмотрел на него Сэм. – Я всё, конечно, понимаю, ты и сам похож на ангела… чёрт, да ты даже на ангела не похож, я не знаю, с чем сравнить…

- Парни! – настойчиво окликнул Джимми у открытой двери. – На выход!

Души, Кастиэль и безмолвная Хэль переместились в рай Памелы. Джимми принялся рисовать дальше.

- Сэмми, это что-то невероятное, - сжав кулаки, склонился к нему Дин. – Я действительно думаю, что смогу расшвырять и сотню ангелов! Если бы ты только мог это почувствовать! – он обернулся к спутникам брата, - Сколько душ отдало тебе резервы?

- Девять, красавчик, - помахала пальчиками бывшая Лилит.

- У тебя прошла истерика, Винчестер? – посмеиваясь, спросила Мэг: настоящая Мэг Мастерс.

- Это было неожиданно, о'кей? – сердито развёл он руками. – Как будто увидеть множество кошмарных снов, перемешанных в один!

- Будем считать, что он извинился, - усмехнулся бывший сосуд Люцифера.

- Ник был первым, кто дал мне сил, - Сэм благодарно положил руку на плечо мужчины. – Потом почти сразу появилась Рейчел. Без них я бы долго не протянул, меня ждала скорая отключка.

- Да уж, знаю, - вздохнул Дин, вспоминая парочку незнакомых душ. – Я очень благодарен вам, на самом деле. Ник, Джози, знаю, вам пришлось нелегко. Рад видеть, что вы устояли и не свихнулись с таким страшным соседством. Мэг… перед тобой мы и вовсе в долгу. Удивлён, что ты пришла на помощь.

- Ты же не думаешь, что тогда я действительно хотела бить тебя ногами и вопить о возмездии? – улыбнулась девушка. – В одном теле с демоном я давно молила о смерти, поверь, это меня только обрадовало.

- Гм… что сказать. Выглядела ты очень правдоподобно.

- Прекрати.

- Ладно. Жаль, я не знаю остальных по именам…

- Идём, хватит болтать, - ударил его по плечу Руфус.

Души прервались, перейдя в рай Виктора, и, пока рисовался следующий знак, Сэм торопливо начал перечислять имена:

- Это Ребекка, Руби владела её телом около двух лет, пока Лилит не вышвырнула её. Это Жаклин – ей повезло больше всех…

- Да, да, помню, - закивал Дин. – Она умерла, не выйдя из комы, и только тогда Руби завладела её телом. Что ж тебе действительно повезло не носить в себе демона.

- Я жутко переживала, узнав, что произошло, - покачала головой черноволосая девушка. – Следила за каждым шагом своего тела на земле… А потом просто за вами двоими, потому что уже невозможно было оторваться.

- Это Кэтрин, - указал Сэм на стройную блондинку. – Лилит, к счастью, недолго пробыла в её теле, но… выжить ей не удалось. Это Фредрик.

- Вместилище Азазеля, - кивнул Дин, рассматривая лицо, сотни раз преследующее его в старых кошмарах.

- Сочувствую, - сказал Фредрик, пристально глядя в его глаза. - Я хотел увидеть вас с братом. После всего.

- Сочувствую, что ты погиб, - кивнул Дин. - Вы с отцом были убиты одной тварью.

- Вы познакомились? - нетепреливо спросил Бобби. - Отлично, наконец. Теперь на выход.

- Давайте уже притормозим?.. - протянул Дин, переступая порог.

- Это всего четвёртый! Не будь таким безмятежным!

Друзья заставили Винчестеров пройти еще через пять раев, остановившись у Ребекки.

- Так, мальчики, - Джо положила руки на их плечи, явно волнуясь. - Теперь дело только за вами. Сэм, расскажи уже всё Дину, и покажите нам этот загадочный резонанс, мать его.

- Мы отойдём, чтобы вам не мешать, - сказал Виктор, - только постарайтесь уложиться в пять минут, умоляю.

- Иначе пойдём в следующий рай, - беспрекословно добавил Бобби.

- Лаадно, ладно, - протянул Дин, проводил их глазами и повернулся к брату. - Ну, говори уже, что там.

- Эм... Это в двух словах и не описать... - Сэм выглядел сильно потерянным.

- Да я уже понял, представь себе!

- Не уверен, что смогу объяснить.

- И об этом я уже догадывался.

- Это так глупо, так...

- Ну хватит болтать! - недовольно взмахнул руками Дин. - Что ты как отличница на выпускном! Я и сам не в восторге, но глупо было бы упускать такую возможность.

- Глупо, - несчастно кивнул Сэм.

- Так что говори, я уж разберусь как-нибудь.

- Только, Дин, не злись с первых же слов. Это очень важно. Если ты начнешь злиться, то правильная мысль так и не придёт...

- Даавааааай ужееее, - простонал Дин, воздев глаза.

- Я подготавливаю тебя! - рассердился Сэм. - Иначе ничего не выйдет! Нам ведь нужен результат!

- Слушай. Если ты хотел, чтобы я не злился, то у тебя уже не получается!..

- Да рожайте уже скорее!! - внезапно возник в дверном проёме Руфус. - Сколько вы еще будете кота за яйца тянуть?!

- Вы обещали не подслушивать! - возмутился Дин.

- Выслушай Сэма, или я воткну клинок тебе в ногу! - появилось злобное лицо Джо. - Ты совсем не соображаешь, что ангелы могут появиться в любую секунду?..

- Да плевать я на них хотел! Пусть появляются.

- Винчестер!!

- Что?! Валите уже отсюда все! Мешаете!

- У вас минута! - рыкнул Бобби.

- Дин, свет действительно влияет на тебя, - проговорил Сэм с лёгкой укоризной.

- О да. Ты прав. Влияет. И мне слишком нравится, как он влияет. И я хочу, чтобы он также повлиял на тебя. Поэтому говори. Всего несколько долбаных слов отделяют нас от божественной мощи и будущего спокойствия.

- Хорошо. Эти слова, наверное, единственное, чего ты обо мне не знаешь. Да я и сам с трудом осознавал их. Долгое время до меня доходило, отчего мне всё меньше хочется считаться твоим братом...

- Что за чушь??? - не удержался Дин.

- Постой! - вскинул ладони Сэм. - Это... не совсем так, как звучит!.. Это значит, что я...

Его голос утонул в грохоте взрыва.

На этот раз ангелы, наслышанные о возможностях Дина, действовали с молниеносной быстротой. Одна из стен комнаты разлетелась на кусочки, и к братьям хлынул поток небожителей, стремясь задавить их массой, обрушить на старшего Винчестера такое количество энергии, которому он не сможет противостоять. Теперь их было значительно больше, это была продуманная выверенная атака. Дин не успел моргнуть, как его одежды коснулись кончики десятков пальцев, и в распахнутых глазах ангелов уже горела радостная уверенность в победе...

- Да чтоб вас!.. - отшатнулся Дин, широко взмахивая рукой.

Это вышло испуганно, но это дало свои результаты. Вырванный эмоцией луч энергии огромным серпом резанул по первому ряду ангелов, впечатав их спинами в напирающих сзади и подарив спасительную секунду, которой грех было не воспользоваться. Дин убедился, что брат уже предусмотрительно стоит за его спиной, и рывком растянул поперёк комнаты полупрозрачную переливающуюся полосу энергии. Ангелы, ударившись о преграду, злобно закричали.

- Уходите! - рявкнул Дин застывшим в дверном проёме друзьям — Идите к Эшу, я справлюсь!

- Мы не бросим тебя! - возмутился Виктор, взмахнув клинком.

- Их слишком много!! - Дин стиснул зубы, удерживая усиливающиеся удары с той стороны защиты. — Вы не поможете, уходите немедленно!..

- Но...

- Он прав, - резко развернулся к душам Сэм и настойчиво посмотрел каждому в глаза. - Уходите, пока им не удалось взять заложников. Тогда мы уже ничего не сможем поделать!

- Чёрт возьми, он прав, - пробормотал Бобби, опуская оружие.

- Спасибо, ты гений, - оскалившись шепнул Дин через плечо.

- Ты уверен, что удержишь их... всех? - проговорил Сэм, отчаянно глядя, как увеличивается число ангелов, бьющихся в прозрачную стену.

- Мммм... я что-нибудь придумаю.

- Дин, мы будем ждать у Эша! - крикнул Джимми. - Вас обоих, с победой!

- Да, да... Кас, иди с ними!

- Но я могу помочь! - возмущённо возразил ангел.

- Я прошу тебя! - рыкнул Дин. - Проведи всех к Эшу, это небезопасно!

- Но...

- Мы с Сэмом должны остаться вдвоём, поймите это уже наконец!!

В его голосе зазвенело отчаянное раздражение, и души осознали, что упрямиться действительно слишком опасно.

- Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, - выдохнул Кастиэль и выскользнул из комнаты вслед за остальными.

- Ну вот, отлично, - облегчённо сказал Дин. - Теперь можно не волноваться ни за кого кроме нас.

- Там осталась какая-то девочка, - тревожно проговорил Сэм, косясь в угол. - Кто она?..

- Ох, я совсем забыл про неё! Это ангел...

- Ангел?!

- Давай потом, сейчас мне как-то не совсем комфортно болтать на отвлечённые темы...

Дин сделал шаг назад.

- Почему они не зайдут сзади? - напряжённо спросил Сэм.

- Защита не только здесь, - оскалился Дин. - Она вокруг всего этого рая.

- Ничего себе!.. - распахнул глаза Сэм.

Озлобленные ангелы, выкрикивая ругательства, царапали прозрачную стену клинками, били в неё кулаками и пучками света. Защита лишь отзывалась звоном и вибрировала.
Дин снова резко шагнул назад, будто его что-то толкнуло. Сэм с холодком увидел, как поднятые руки начали ощутимо дрожать. Он схватил брата за предплечье и приблизил губы прямо к уху:

– Я могу как-то помочь?? Что мне сделать? Скажи!

– Погоди, – пробормотал Дин. – Я думаю…

– Надолго тебя не хватит, они вытянут из тебя всю энергию! Нужно уходить! Ты знаешь символ какого-нибудь рая?.. Я попробую нарисовать…

– Нет, когда Эш рассылал знаки, я был заперт, поэтому они торчат в головах у остальных.

– Чёрт! И ты не удосужился запомнить ни один?!

– Не психуй, – поморщился Дин. – Я думаю… нужно попробовать. Хэлли!

Сэм удивлённо застыл и резко повернулся к девочке. Её стеклянные глаза слегка поднялись в ответ на зов.

– Хэлли, ты… знаешь какое-нибудь заклинание для обездвиживания ангелов? Оглушения? Телепортации, может быть? Чего угодно, лишь бы убрать их от нас.

– Дин, ты в своём уме? – проговорил сквозь зубы Сэм. – Она сама ангел.

– На неё ничего не действует и ей по барабану на всех, – прошептал брат. – Не мешай. Хэлли?

– Почему ты не переместишься? – поинтересовалась девочка, склонив голову.

– Вопросы… конечно… – пробормотал Дин и громко ответил. – Потому что Сэм не сможет переместиться, а я не оставлю его здесь одного на растерзание.

– Ты умеешь телепортироваться?! – воскликнул брат.

– Значит, ты хочешь защитить Сэма? – задумчиво проговорила Хэль. – Поэтому не бежишь.

– Да. Поэтому, – терпеливо подтвердил Дин.

– Дин, что происходит? – нервно прошептал Сэм, косясь то на ребёнка, то на дрожащую под ударами защиту.

– Множество способов существует, – сказала девочка. – Например, заморозка…

– Отлично! – вскрикнул Дин. – Заморозка!

Его руки уже почти прижимались локтями к бокам, видно было, что еще несколько минут, и удержать ангельский напор будет невозможно.

– Если ты просишь что-то сделать, то и сам должен что-то сделать для меня? – рассудительно спросила Хэль. – Чтобы было справедливо?

– Да, да, всё так, я сделаю, Хэлли, я клянусь тебе, сделаю всё, что попросишь!..

– Но ты ведь ещё не сделал, – неумолимо возразил ребёнок. – А мне нечего просить.

– Бесполезно… – обречённо выдохнул Сэм, слыша, как Дин тяжело втягивает воздух, и уже представляя, как он сыпет проклятьями, не зная больше, что можно поделать… Брат в очередной раз удивил его, отчеканив спокойным и уверенным в своей правоте голосом:

– Я ответил. На два вопроса. Только что.

Девочка замерла с приоткрытыми губами, постояла так несколько секунд и кивнула:

– Ты прав… Ты сделал. Правильно. Теперь будет справедливо.

Она подняла свои ладошки и сказала несколько слов на незнакомом Винчестерам языке.

Шум мгновенно прекратился.

Дин с шипением уронил руки и, покачнувшись, схватился за плечо брата. Прозрачная стена энергии схлынула вниз. В звенящей тишине перед ними висели застывшие в неестественных позах фигуры ангелов. Сэм перевёл потрясённый взгляд на безмятежную девочку:

– Ты… остановила абсолютно всех? Даже тех, кто снаружи рая?.. Даже тех, кого не видно?

– Заклинание общее, – пожала плечиком Хэль.

– Да кто она такая?!..

– Она друг, – с довольной улыбкой сказал Дин, расправляя плечи. – Довольно специфичный друг, но всё же. Чёрт, больше половины на этих припадочных потратил…

– И сколько же будет действовать заклинание? – поспешно спросил Сэм.

– Пока я здесь, – ответила девочка.

– Отлично! – Дин повернулся к брату, – Говори. Теперь нам ничего не помешает.

– Мне уже не верится, – тревожно улыбнулся Сэм. – Надеюсь, ты прав.

– Поверь. Давай, я спокоен, внимателен и настроен понять любую ересь, которую услышу.

– Это не ересь, – с лёгкой обидой возразил младший Винчестер. – Ну, отчасти ересь, хорошо, но это… это было важно для меня.

– Важно было не быть моим братом?

– Я не хотел быть братом потому что…

Сэм внезапно замолчал, глядя на него застывшими глазами. Дин подождал секунду, непонимающе сдвинул брови и слегка толкнул его рукой, призывая продолжать. На что брат ответил грохочущим падением ему под ноги. Но самым страшным было открывшееся в результате этого лицо.
Над безжизненным телом Сэма стоял и в упор смотрел на Дина Всадник.

Так легко было снова почувствовать себя человеком. Слабым, беззащитным и испуганным. Дин ощутил, как отлила от лица кровь, и перехватило дыхание в несуществующем горле. Мысли заметались, сшибая друг друга, превращая секунду в мучительную вечность.

Как, что он делает здесь, только не это, не дать тронуть брата, почему он, насколько он сильнее, что делать, что делать, что-что-ЧТО?

Смерть - это худшее, что можно было увидеть сейчас. Дин понимал, что церемониться Всадник не будет, и уже на исходе второй секунды его тело само, опередив мысли, дёрнулось вниз, дёргая на себя Сэма, и одновременно создавая ту же прозрачную грань, что защищала их от ангелов. Стена взметнулась вверх, чиркая по уже протянутым вперёд пальцам Смерти.

Дин замер на четвереньках над братом, тяжело дыша и глядя на Всадника вытаращенными глазами. Мужчина посмотрел на потемневшие кончики пальцев, медленно опустил руку и так же невозмутимо взглянул на Винчестера.

– Тебя ничем не угомонить, да?

– Что ты сделал с ним? – злобно спросил Дин и потряс брата за плечи. – Сэм! Сэм!

– Я изъял из него всю духовную энергию…

– Сэм! Чёрт… – Дин прижал к нему ладони и попытался поделиться своим резервом. – Очнись! Очнись уже, это наш последний шанс!..

– Я заблокировал вход, – с усталым вздохом проговорил Смерть. – Сэм не очнётся, пока не восстановятся его личные запасы…

– Да чтоб ты сдох, ублюдок! – яростно проревел Дин.

– Опущу комментарии.

– Тебе... Тебе просто повезло!.. Ты пришёл в последнюю грёбаную секунду!!

Всадник склонил голову к плечу, смотря на него чуть ли не с сочувствием:

– Я видел каждый ваш шаг, Дин. Просто не было смысла приходить раньше. Ведь ангелы могли и поймать вас. Но...

Его слова опустошили всё внутри Винчестера. Значит… Смерть пришёл бы в любом случае… В любом раю. В любую секунду, при любых обстоятельствах. Что бы они не делали, Сэму не суждено было заговорить…
Весь. Этот. Огромный. Путь.
Каждое своё мгновение.
Был бессмысленным.

- Я поставил на то, что ты не найдёшь ответ без подсказки Сэма, - проговорил Всадник. - И я выиграл. Это был единственный способ активировать резонанс, Дин. Единственный. Всё прочее — бесполезно. Что бы вы не делали. Как бы не убегали от ангелов. Как бы не пытались поговорить с Сэмом. Я предотвратил бы всё.

Дин сидел на коленях с опущенной головой, разбитый и уничтоженный.

Всадник задумчиво чиркнул пальцем по полоске энергии.

- А теперь дай мне вернуть тебя на своё место. Когда из тебя вытечет весь свет, я всё равно это сделаю.

Защита колыхнулась слегка, но осталась стоять. Смерть вздохнул.

- Да, на что я рассчитывал. Что ж... У меня имеется время для ожидания.

- Исчезни!! - внезапно прорычал Дин, вскидывая голову и сжимая кулаки.

Комната содрогнулась и обрушилась вокруг Винчестеров, заключив их в маленькое, огороженное обломками стен и потолка пространство. Дин устало склонился и вновь потряс брата за плечи:

- Сэээм... Чёрт.

Он прикрыл ладонью глаза, потом придвинулся спиной к стене и положил голову брата на колени.

- Зачем ты сделал это? - раздался удивлённый голос Хэль.

Она стояла рядом, внутри его странного убежища.

- Зачем пришла, - глухо сказал Винчестер. - Всё кончено.

- Зачем ты сделал это? - упрямо повторила девочка. - Всадник ведь может убрать всё это движением пальца.

- Так я хотя бы его не вижу! - раздражённо бросил Дин. - Я не могу... Я не хочу осознавать. Пока есть силы, я хочу побыть здесь. Сколько смогу.

Ангел всмотрелся в его лицо.

- У тебя виноватые глаза. Они так выглядят. Виноватые глаза.

- Потому что я мог всё исправить. Но я слишком туп.

- Ты винишь себя?

- Да, Хэлли, люди, которые не смогли кого-то спасти, винят себя. Ты должна это знать.

- Это я знаю.

- Прекрасно.

Она села рядом с ним и сложила руки на коленях, задумчиво смотря в обломки стен.

- Ты очень сильно хотел спасти Сэма? От чего спасти?

- Не совсем спасти... Вернуть на землю. Чтобы жить там. Как раньше.

- Там лучше?

- В тысячу раз.

- Ты сам мог бы уйти, у тебя ещё много сил.

- Я не могу бросить его! - рассердился Дин. - Неужели это так непонятно?!

- Он нужен тебе больше чем жизнь там? Выходит, так?

- Выходит, так, - буркнул Винчестер и посмотрел на неё. - Чего ещё ты не понимаешь? Я постараюсь всё объяснить. Пока ещё есть время.

Девочка пронзительно смотрела на него огромными светлыми глазами.

- А почему он так сильно нужен тебе? - спросила она почти шёпотом.

- Как, почему... Потому что он мой брат.

Дин отвёл на несколько секунд взгляд и, вновь повернувшись к Хэль, вздрогнул от выражения её личика. Девочка смотрела на него с таким глубочайшим разочарованием, которое только можно было представить в исполнении человеческой мимики. Прозвучавший вслед за этим её голосок дополнил впечатление до конца:

- И... всё??..

Этот такой простой вопрос вогнал Дина в ступор. За всю свою жизнь он не видел и не слышал такой реакции, всегда всё было правильно, естественно. Брат... и всё?? Дин, застыв, смотрел на Хэль. Разочарование. Самое искреннее на свете. Почему? Брат. И всё?
И ВСЁ?!

Она не поверила, значит, он... не сказал правду? Это неправда.

Почему?
Просто потому что брат?
Просто...

- Нет... - просипел Дин, ощущая как грудь начинает распирать что-то изнутри. - Нет, я не так говорю... неправильно...

Глаза ожидающе смотрели на него.

- Не потому что брат...

Виски заломило, в ушах набирал обороты противный писк, и жгло глаза, будто в них перетекал весь свет.

- Не потому...

Лицо Дина исказилось от жутких ощущений. Он резко согнулся над Сэмом, судорожно смяв в пальцах его рубашку, стараясь сказать, выдавить в словах то, что знал всегда, то, что было всегда, но никогда не формировалось в одну короткую конкретную мысль...

Он должен сказать ей, чтобы она поняла. Правильно поняла. ПРАВИЛЬНО.

И еще он, кажется, должен сказать это себе.

Хэль всё ещё смотрела. Не дышит и не моргает, маленькое изваяние, способное просидеть так век.
Дин перевёл на неё слезящиеся глаза и, качая головой, прошептал наконец то, что смог выудить из головы:

- Не потому что брат. А... потому что Сэм.

Шум многократно усилился, и Дин осознал, что этот звук не только в его ушах: он вокруг, везде, бьёт его по коже и сотрясает стены их убежища. Что-то происходило, но понять или увидеть почти ослепшими глазами не было возможности. Хэль ничего не ответила, и он отчаянно повторил, повышая голос:

- Не потому что брат! А потому что Сэм! Понимаешь?? Потому что Сэм! Не потому что брат... Потому... что... СЭМ!..

Его голос перекрыл грохочущий рай. Винчестер продолжал кричать по инерции, но не слышал себя. Еще несколько секунд, и Дина швырнуло куда-то в водоворот смазанных полос, оставив напоследок лишь уверенность в том, что в последние мгновения Сэм, лежащий на его коленях, резко распахнул глаза.

:right: :right: :right:

Мир летел куда-то в тартарары, и Дин вместе с ним. Он не понимал ничего: где находится, что происходит с его телом - то есть душой, или как это вообще назвать?! - почему видит и слышит он только разноцветные линии и невообразимый шум. Невозможно было сконцентрироваться ни на одной мысли - через голову словно кто-то пропускал тонны информации, безостановочно, с огромной скоростью. Единственное, наверное, о чём он помнил, это последняя мысль - Сэм. Но Дин не мог связать ничего с этим именем. Место, где он был, что там происходило, кто это... Сэм. Сейчас существовало только это слово и связанный с ним клубок чувств.

Дину было страшно. Очень страшно.
Память подсказывала, что "Сэм" это то, что несёт в себе помощь. И Дин закричал эти три буквы очень громко. А потом ещё. И ещё.

Шум пожирал его голос как голодный зверь, но он продолжал кричать, потому что ничего, ничего больше не знал.

Времени внутри этого водоворота словно не было. И Дин мог поклясться, что прошла вечность... две вечности, три вечности! Прежде чем он внезапно уловил в мелькающей полосе картинку. Это был дом. Дом Джоди. Кто такая Джоди?.. Не найдя ответа, Дин вернулся к единственному, что знал чётко:

- Сээээээээээээээээээээээээээм!..

Прекратите это. Прекратите. Голова сейчас разлетится на клочки.
Ничего не вспомнить.
Помогите...

- СЭМ!! - в сотый раз повторил Дин и натянулся струной, услышав наконец что-то похожее на ответ. Знакомый голос где-то совсем рядом будто крикнул "Я здесь!".

В тот же момент зрение вновь уцепилось за кусок чёткого пейзажа, заставив губы Дина растерянно прошептать: "Массачусетс, отель... Лиззи...". Старый дом улетел в мельтешащий поток, оставив белый хвост и очередную пустоту от выброшенных памятью слов. Зажмурившись, Винчестер отчаянно напряг слух, пытаясь вновь уловить тот самый спасительный тембр. Почти сразу из глубины гудящей бездны донёсся чёткий зов: "Диин!".

Дин. Это его имя.
Он Дин.

А это Сэм.

- Дин! - совсем рядом, почти в ухо.

А Джоди это шериф.
А Клэр - дочка Джимми.
А Кастиэль - ангел.

Он - Дин Винчестер, который мёртв.

Шум резко пошёл на спад. Мелькающее безумие рассыпалось наконец на тысячи вертящихся картинок, в которых уже можно было различить каждое место и каждого человека. Все составляющие сумасшедшей жизни двух охотников-братьев из Канзаса.

- Сэмми? - рыкнул Дин уже обычным тоном, требовательно и нетерпеливо. - Где ты, чёрт возьми?

Танцующие перед глазами картины, где он уже помнил абсолютно всё, начинали вызывать тошноту. На замену панике пришла злость от незнания, как всё это прекратить. И от той самой последней мысли перед начавшимся безумием. Не потому что брат...

Дин набрал в лёгкие воздуха, ощущая как злость трансформируется в самую настоящую ярость.

- СЭМ!!!

- Держу!.. - из гущи видений внезапно вынырнула рука Сэма и вцепилась в его плечо.

Их тела резко дёрнуло в сторону, ударив друг о друга, после секунды стремительного падения в колени врезалось что-то твёрдое, и братья кувырком покатились по возникшей откуда-то траве.

Настоящая земля, небо и солнце над головой. Сэм успел рассмотреть это сквозь мелькающие волосы, обивая плечи о камни. Никаких ангелов, белых коридоров и безумных смерчей. Они с Дином бороздили самую обычную на ощупь траву.
Сэм подсунул под себя руку, чтоб окончательно притормозить падение, и собрался уже насладиться нежданным счастьем, как на него грубо навалился Дин. Они перекатились еще раз, Сэм оказался зажатым коленями брата, ощутил, как пальцы смыкаются на вороте рубашки, и с холодком понял, что на него безумно злы.

- ПОЧЕМУ НЕ ГОВОРИЛ??!

Дин яростно начал трясти его, не переставая рычать:

- Почему?! Не?! Говорил?! Идиот!!

- Ди... ин... пого... ди... - голова Сэма болталась, сбивая дыхание и слова.

- Почему?! Почему?!

- Дин...

- Ты что, не мог у меня спросить?! Ты не мог просто сказать несколько слов?!!

- Да приди в себя!..

- Как можно быть таким идиотом?! - продолжал восклицать Дин, долбя его затылком по траве. Сэм, понимая, что докричаться до него не получится, задержал дыхание и расслабился.

Дин внезапно потерял под пальцами опору и провалился на траву прямо сквозь брата. Несколько секунд он лежал с безумно расширенными глазами, потом с проклятьями откатился в сторону и резко сел.

- Что это за херня была?!

Сэм, посмеиваясь, принял вертикальное положение.

- Мы ведь души, забыл? У нас нет тел.

- Фу... я что, лежал прямо в твоих кишках?..

- Я... Ладно, не будем вдаваться в подробности. Ты вообще понимаешь, что мы сделали это?? Сделали!

В глазах Дина вновь вспыхнуло бешенство, и Сэм виновато вскинул руки:

- Ну хватит, перестань уже...

- Я перестану, когда ты объяснишь мне эту неведомую хрень! - прорычал Дин. - О которой и думать противно!..

- У нас дела поважнее! Понять, где мы например! И что мы теперь можем!

- Не отмазывайся, я хочу всё знать сейчас!! Услышать во всех подробностях!

- У меня... у меня теперь так же всё светится? Как и у тебя?? Взгляни только на эту руку!..

- Светится, светится, не заговаривай мне зубы!!

Сэм внезапно вскрикнул, схватившись за голову, и испуганно посмотрел на брата:

- Это ты сделал??

- Что? - нахмурился Дин.

- Как будто... А! Вот опя...

Мир неожиданно снова пришёл в движение, швырнув ничего не подозревающих Винчестеров куда-то прочь от травы в место, пропахшее дымом. Дин и Сэм упали на доски прямо посередине горящего дома.

- Что за... - начал Дин, но движение не прекратилось. Пол выскользнул из-под них, моментально заменившись ступенями. Браться едва успели схватиться за перила, чтоб задержать падение. Сэм стрельнул вокруг диким взглядом:

- Что это за дом?!.. Почему мы здесь?..

- Здесь, кажется, охотились на призрака, - процедил сквозь зубы Дин, уже предчувствуя новое колебание.

Долго ждать действительно не пришлось. Лестничная клетка превратилась в широкий заброшенный пустырь.

- А здесь - на перевёртыша... - сдавленно проговорил Сэм.

- Проклятье... Нас швыряет по всем знакомым местам...

- Это резо...

Почва внезапно выскользнула из-под ног, и братья с головой ушли под воду. Вынырнув посередине озера и отплевавшись, Сэм схватил брата за шиворот:

- Нам нужно сосредоточиться! Это мы делаем! Это резонанс!..

- Да знаю я, - с досадой воскликнул Дин, - но КАК?!

- Подумай о...

Мгновение - и вместо озера они мчатся в Импале по вечерней трассе. В обычных телах, безо всякого свечения, ощущая все мышцы, кости и органы. Дин, ошарашенно взглянув на руль, зажатый в руках, и на дорогу, рывком повернулся к застывшему брату:

- Это... тот день... ЭТО ТОТ ДЕНЬ! Мы можем спастись!!

Ладонь Сэма железной хваткой сомкнулась на руле, не давая резко выкрутить его:

- Нельзя менять прошлое!

- Но...

- НЕЛЬЗЯ МЕНЯТЬ ПРОШЛОЕ! - панически заорал Сэм ему прямо в лицо.

Дин, потерянно смотря в его расширенные зрачки, так и не выпрямил ногу, уже лежащую на педали тормоза. Пара вдохов - и тихое бормотание радио в салоне сменили грохот, яркий свет, скрежет металла и крики.

Пустота вновь принимала в себя их падающие тела.

И Дин будто терял сознание.
Нет... нужно удержаться...
Он ведь душа. Он душа. Он не может умереть снова. Теперь он знает, так много знает...

Хотя последнее их перемещение было не только в пространстве. А еще и во времени. Прямо внутрь своих тел, живущих в ту минуту.
Что это значило?
На что ещё способен резонанс?

Только бы не снова в рай.
Только бы не потерять память...

В какое-то из мгновений, такое же неуловимое как и прежние, Дин ощутил, что больше никуда не падает. Его тело мирно лежало на кровати, а глаза были закрыты.

Как же он от всего этого устал.

Дин поднял веки, одновременно садясь и опуская ноги на пол. Его взору предстал маленький номер одного из нескончаемых мотелей, погружённый в ночной полумрак, освещаемый красной настольной лампой между его и ещё одной кроватью. На соседней постели тоже сидел человек.

- Ты здесь, замечательно... - пробурчал Дин, поднимая глаза, и замер, тупо смотря на брата.

Это несомненно был он. Только вот этому Сэму было от силы двадцать один. Давно оставленные в прошлом короткие волосы, чёлка, молодое лицо и фигура.
Мягкая ухмылка и молчание.

- Что с тобой случилось?.. - проговорил Дин. - Почему ты такой?..

- Я такой, как ты меня представил, - последовал ответ.

- Что... - Дин зажмурился и устало потёр глаза. - Что это значит... Очередные галлюцинации? Поэтому так тянет в сон?

Юноша-Сэм усмехнулся, следя за ним.

- Это твой разум, Дин. Не галлюцинация.

- Мой разум? И что я здесь забыл?

- Ты хочешь, чтобы я всё рассказал тебе.

Взгляд Дина стал внимательным, он выпрямил спину.

- Неужели я всё-таки услышу? Погоди, значит... я сейчас в голове Сэма? Я могу пролазить в его голову??

- Ты у себя в голове, - возразил брат.

- Но я хочу услышать его рассказ! Не свой! Как я его услышу, если ты это не настоящий Сэм, а моя выдумка??

- Мы в резонансе, - всё та же мягкая улыбка действовала успокаивающе. - Два человека, и в то же время одно целое.

- Ненавижу эти парадоксы, - скривился Дин. - Как такое может быть?..

- Мы больше не порознь, мы вместе. Мы звучим в одной тональности. Наше сознание это одно полотно.

Увидев, что скептический взгляд брата не меняется, Сэм оставил воодушевлённый тон и показал руками:

- Ты кофе, я молоко, мы разные, но нас смешали в одну жидкость.

- Хм, вот теперь яснее, - лицо Дина посветлело.

- То, что ты сейчас видишь - часть твоего разума. Но твой разум теперь принадлежит не только тебе. Все наши мысли и знания сливаются в один поток. Ты это ты. И одновременно ты это Сэм.

- Господи... - Дин снова взялся за глаза, борясь с приступом страшной усталости.

- Ты ведь здесь не просто так, - улыбнулся брат.

- Я вообще не понимаю, где я и зачем...

- Мне действительно очень стыдно, что преградой к резонансу стояла такая чушь, - глаза Сэма стали задумчивыми. - Но в то же время я безумно горд, что ты догадался сам.

Дин вспомнил личико маленького ангела, но удержался от подробных пояснений, ощущая, что катастрофически быстро теряет силы.
А дослушать было необходимо.

- Это ведь началось довольно давно, - продолжал Сэм. - Не год и не два назад... Конечно, в детстве и потом, когда мы начали вместе охотиться, я наслаждался словом "брат". Мне нравилось слышать, как ты, защищая меня, говоришь: "он мой брат!". Я любил это волшебное слово, оно будто делало меня каким-то особенным. Уникальным. Твой брат. Я был горд. И я сам говорил его в подходящих ситуациях, вкладывая определённый смысл: "близкий человек", "тот, с кем много связано", "тот, кого нельзя потерять", "тот, ради кого сделаю слишком много".

Знаю, ты думал так же. И я думал так. Пока не облажался несколько раз по-полной. В таких огромных масштабах, что не представлял себя прощённым.

А ты простил. Руби, кровь и Лилит. Смог принять после бездушных убийств. Терпел Люцифера в голове и риск быть убитым, если я слечу с катушек. Ты прощал всё, а я не мог понять, как это возможно. Почему ты продолжаешь идти рядом. Как, пережив очередную бурю, тебе удаётся смотреть и разговаривать со мной по-прежнему.

После твоей фразы на какой-то из опасных охот: "Он мой брат, это вся моя семья" меня охватила внезапная догадка.

Дин спасает меня снова и снова, прощает всё, просто потому что я его единственный брат?

Сначала у этой мысли не было чётких очертаний. Она посещала меня перед сном и во время бездействия, потом и во время охоты, потом ещё чаще. Я крутил её в голове, пытаясь придать различный смысл. Ну да, я брат. Младший брат, поэтому и прощён. Поэтому и под защитой. Хорошие братья защищают друг друга. Казалось, всё разумно и очевидно. Но неприятный осадок, сопровождающий эти мысли, ощущался со временем всё сильнее.

Пытаясь избавиться от назойливых сомнений, я решил посмотреть на всё это с другой стороны. А почему я сам так беспокоюсь за Дина? Почему я прикрываю его, охочусь с ним, прощаю ему что-то? Вопреки ожиданиям, ответ оказался абсолютно иным. Тот факт, что он мой брат, занимал чуть ли не самое последнее место. Он был дорог мне сам по себе, потому что он такой, потому что он Дин.

Я любил решительность и стойкость, безумную юношескую браваду и уничтожающую, кристально-чистую ненависть к злу. Любил грязные ругательства и неизменные глупые шуточки, позволяющие мне подхватить игру и привычно закатить глаза. Любил эти проступающие сквозь смех сорок лет ада внутри, любил искреннее счастье от вкусной еды или внимания красивой девушки. Любил непобедимую отчаянную веру, что можно спасти всех, что нужно драться до конца. Я не любил твои фильмы и музыку, но любил то, как самоотверженно ты несёшь их в своём сердце. Как становишься ребёнком, говоря о маме. Как смущаешься, вспоминая о каких-то давно забытых промахах. И этот список можно было продолжать очень долго.

Да, конечно, важно то, что мы с детства были вместе. Безусловно, ты меня растил и воспитывал. Но сейчас рядом со мной был не ребёнок, готовящий мне завтраки. Не подросток, защищающий меня от хулиганов. Не парень, подсказывающий мне, как правильно знакомиться с девушками. Всё это было, но всё осталось в прошлом и никак не влияло на моё отношение теперь. А что же ты? Я попытался представить, за что же Дин мог любить меня, просто такого меня, Сэма Винчестера. И к стыду своему ничего не нашёл. В самом деле, что? Моё занудное лицо, постоянные приступы злости, эгоизм? Я не умел развлекаться как ты, не любил ничего из того что любил ты. Выходит, ты и впрямь видел весь смысл лишь в семье. Эта святыня в твоей голове была всем. И моя личность была абсолютно не важна, пропадая под первостепенной важностью родства. После этих размышлений слово "брат" перестало вызывать у меня положительные эмоции.

Что же, получается, если бы нас было, допустим, трое, будь у нас ещё один брат - Дин не рвался бы так на мою защиту? Потому что останется ещё один? А если бы этот брат был ещё младше, Дин в первую очередь всегда защищал бы его? Или если вдруг выяснится, что я приёмный? Что тогда? Извини, Сэм, нам больше не по пути? Или, допустим, Дину сотрут память о нашем детстве вплоть до Стенфорда? Потеряв эти трогательные моменты, что он скажет, смотря на меня сейчас взрослого и натворившего столько бед?

Конечно, эти самокопания проходили на протяжении долгого времени, потому что было много мороки с Левиафанами и прочей дрянью. Но так или иначе завершились болезненными выводами. Чистилище прервало на время эти мысли - я остался один, полностью дезориентированный, да ещё и получивший шанс на обычную жизнь. Охоту я возненавидел. И год с Амелией очень сильно повлиял на меня. Я полностью убежал от реальности, будто пытаясь доказать и себе, и тебе, что нужно жить так. Что это очень просто и хорошо. Я просыпался, каждое утро представлял, как ты сидишь напротив, и я говорю тебе: видишь, это лучше охоты! Лучше! Ведь лучше! Даже когда мы с Амелией расстались, я знал, что не вернусь к охоте. И скажу это тебе сразу, как только увижу. И, может быть, попытаюсь уговорить тебя стать таким же обычным человеком...

Но все мои надежды были разрушены в первую минуту нашей встречи. Ты вернулся из места, где год занимался непрерывной охотой, и, конечно, и слушать не захотел ни о чём. Быстро и чётко ты обрисовал мне реальность, где я предал тебя, Кевина и ещё сотни людей, погибших от тварей, которых я мог убить. Поначалу я не мог смириться с твоим озлобленным или издевательским тоном, это приводило меня в бешенство, ведь я всё еще жил там, в своём идеальном мирке, где ты был абсолютно не прав. Но время шло, реальность потихоньку вытащила меня обратно. Ты окончательно пришёл в себя и вновь стал тем обычным, знакомым, родным Дином. А меня накрыло с головой наконец осознание того, что я тебя бросил.

И снова ты простил меня? Снова остался рядом? Почему?!

"Больше у Дина никого нет..." - вновь проснулось и зашевелилось в голове.
Мучения вернулись с новой силой.

Проходя испытания, я был счастлив, что искупаю. Всё. Вину и перед миром, и перед тобой. Я готов был даже умереть ради всего этого. Я действительно всегда готов был умереть ради чего-то важного, знаю, как это раздражало и пугало тебя. А уверенность, что ты видишь во мне только несуразного младшего братишку, отбивала охоту к жизни окончательно. Временами я начинал надеяться, что тебе важен именно я, такой какой есть. Когда ты сказал, что веришь в меня, позволив проходить испытания, или когда видел в твоих глазах настоящее искреннее беспокойство за моё самочувствие. Но эти вспышки радости быстро проходили. В каждом последующем твоём поступке я видел то, что не хотел видеть. Слишком много недоверия, слишком много запретов. Контроль за каждым движением, в то время как я безуспешно пытался доказать, что чего-то стою... В церкви, в тот самый последний момент, меня наконец прорвало. Это был единственный раз, когда я, одурманенный испытаниями, говорил правду. Ты приказал мне прекратить, потому что я умру, а я даже не понял сразу, что в этом такого страшного. Разве моя жизнь стоила благополучия всей Земли? И тогда ты пояснил, что не сможешь продолжать без меня. Поэтому нельзя умирать. Вот здесь мне было что ответить. Зачем я тебе, только мешаю и предаю. Ангел лучше меня, даже вампир лучше меня. Твоё лицо стало тогда настолько ошарашенным, что я прислушался к словам. И услышал всё, что требовалось для полного счастья. Несколькими фразами ты разубедил меня во всём, что я себе надумал за несколько лет. Я ведь так хотел поверить.

Появилась причина жить. Ты звал - и я пошёл.

Следующие месяцы, пока я не знал о Гадрииле, были, наверное, самыми радостными за все годы охоты. Я был убеждён тобой в своей исключительной важности, превосходно себя чувствовал, наслаждался легкими интересными делами. Даже твоё странное поведение, испуганные взгляды и тысячи опасений за моё здоровье особо не волновали. Я радовался, что выжил и могу проводить время с тобой, хотя ещё недавно в коме я был готов уйти и уже протягивал руку Смерти. На этот раз всё развалилось фатально. Кевин, Гадриил, твоя ложь - всё обрушилось на мою голову будто ледяной душ. Я был уничтожен изнутри и очень долго не мог прийти в себя, хоть и казался невозмутимым. То, как ты поступил со мной, ясно показало, что на мою личность тебе всё же плевать. Что единственной целью было просто не потерять младшего брата, последний кусок семьи, привычного партнера по охоте и единственного человека, знающего о тебе всё. В ещё больший ужас меня приводили последствия твоего эгоистичного поступка. Я уверен был, что ничья, ничья жизнь не стоит того, чтобы меня спасать. А Кевин погиб, потому что я выжил. И Врата Ада не были закрыты. Я едва не рехнулся, осознавая это.

Твой уход одновременно и порадовал меня и разозлил - ведь ты, прикрываясь красивыми словами, просто убежал от вины передо мной. Но это было к лучшему: я всё равно не смог бы на тебя смотреть ближайшую неделю. Я даже в горячке стремился умереть вслед за Кевином, пока Кас не вправил мне слегка мозги. Потом я бросился в охоту, стараясь не замечать, как тебя не хватает. Почти не спал - ведь я мог спокойно уснуть, только если ты был в бункере; не чувствовал вкуса еды - ведь ты не обратил на неё внимание с какой-нибудь привычной шуточкой; не притронулся к пиву - ведь нравилось оно мне только в твоей компании. Память сыпала мелочами, общими только для нас с тобой, и я не желая того медленно остывал. Ты был смертельно не прав, продолжал вести себя как болван, но ты оставался Дином, а я любил Дина. И, столкнувшись с тобой в палате Гарта, я больше всего злился от того, что не удержусь, если ты попросишь принять тебя. Не удержусь.

И ты попросил. Но я не мог так просто всё забыть. Не в этот раз. Да я хотел жить и работать с тобой, но твоё поведение пора было заключать в очень жёсткие рамки. Параллельно с этим вновь вернувшееся осознание, что я просто единственный удобный тебе человек, просто уничтожало. Всё, что ты говорил мне, когда я в очередной раз висел на волоске, просто было тем, что я хотел услышать. Услышать, проникнуться и не умирать. Оставаться с тобой. Подбирать слова ты умел превосходно. Да что слова, ты даже душу в первый раз за меня продал только из чувства вины и одиночества. Ты готов был буквально на всё. Но не ради меня, ради себя. И я согласился вернуться в бункер с тобой, но предупредил, что не будет как раньше. Запретил защищать меня, охранять, следить, геройствовать, воспитывать. Я с садистским наслаждением выдрал слово "брат" из твоего основания. Я не мог так больше.

Я оставил совсем маленький шанс, я задал вопрос и ждал ответа. Даже тогда я всё ещё давал тебе возможность переубедить меня. Подошло бы что угодно, кроме слов "брат" и "семья". Но ты сказал именно то, что вышибло из меня воздух и окончательно понесло.

Твоя реакция была такой, как я и предполагал. Ты начал много пить, грубить и вообще выглядел как человек, у которого отобрали смысл жизни. Это укоренило мою уверенность и подогрело мстительность. Я понимал, насколько это было эгоистично и по-идиотски, и в то же время ничего не мог поделать с собой. Я наслаждался тем, что ты рядом, но не скован этой братской фальшью, этими обязательствами и ярлыками. Никаких больше "мы семья", никаких "присматривай за Сэмми". Кристальная истинная чистота, просто два человека, два разных характера. Я видел, что тебе тяжело, но не хотел прекращать это, я хотел, чтобы ты увидел наконец во мне меня. И тогда решил, хочешь ли защищать, заботиться и жить с таким дальше. Даже вариант ненависти я принял бы легче, чем использование меня как знакомого с детства братишки, чтобы сейчас можно было поделить дерьмо на двоих. Да, я сорвался с цепи. Да, я не мог вынести того, что жизни не смыслю без человека, который не чувствует того же ко мне. Для которого я просто образ, созданный из воспоминаний, привычек и обязательств. Где-то в глубине души я надеялся, что в эти напряжённые дни Дин, не скованный своими надуманными принципами, поймёт для себя наконец, чем ему дорог Сэм. Просто параноик Сэм Винчестер, сам по себе. Не младший брат, о котором нужно заботиться, хоть ценой благополучия всего мира. А человек, идущий с ним рука об руку уже много лет.

Нет, я действительно верил в то, что спасать наши жизни во вред кому-то непозволительно. И верил, что сам выберу правильный путь, если даже Дин будет при смерти, и надеялся, что он внемлет всем моим убеждениям и позволит умереть, будь то на благо мира. Ведь нельзя было больше так поступать, это немыслимо. Конечно, всё это горело в моём мозгу и управляло поведением по отношению к тебе. Но мысли о единственном брате пульсировали вровень. Первое шло от разума и морали, второе - от сердца. Имея в арсенале лишь первое убеждение, я не выдержал бы долго. Я всё равно постепенно начал бы общаться с тобой мягче и вошёл в обычное русло. Ведь не так-то просто продолжать твердить близкому человеку, что есть вещи важнее его. Но второе так сильно ранило меня, почти до бесчувствия, что я стоял на своём с лёгкостью.

Я хотел быть чужим тебе. Никем, встреченным на охоте парнем, лучшим другом, соседом - кем угодно, чужим. "Братом" - но не по крови, в другом понимании. В том, как ты называл Бенни.
Я не хотел: "он непутёвый, странный, проблемный, но всё же он мой младший брат, я обязан...".
Я хотел: "да, Сэм натворил дел и до сих пор постоянно попадает в передряги, но несмотря ни на что я хотел бы видеть рядом именно его и никого более".

Вот в этом и заключались тогда мои слова. И моё поведение. Обида, слабость и злоба. Неизвестно, сколько бы ещё это длилось и чем закончилось, но твоя встреча с Каином повернула события в другое русло. Когда Метка начала менять тебя, я запаниковал. Я понял, что происходит что-то намного важнее моих терзаний, что-то, что может забрать тебя. Изменить, уничтожить. И ты не смог сопротивляться. Я впервые за долгое время увидел, как ты стремительно проигрываешь. Что ты не всесилен, как я привык считать, что ты так же хрупок и смертен как любой человек... Тот герой, которым ты всегда был в моей голове, устало опустился на колени и склонил голову.

Я потерял покой. Сойти с прежней линии общения уже ты мне не позволил. Ты был слишком зол и холоден. Я даже спросить ничего о твоём состоянии не мог, не получив язвительную усмешку. Ситуация стократно усложнилась. Теперь тебе, подвластному Метке, на руку были мои условия об исключении братских отношений. Я отбросил гордость, начал убеждать тебя в опасности, умолял не брать Клинок, а ты твердил про Метатрона и Абаддон, прибавляя мои же слова о том, что нормально отдать жизнь на благо мира. Я злился и впадал в отчаяние; в день, когда ты погиб, в моей голове была невероятная каша. В теории я понимал, что отдать жизнь за мир правильно, но в то же время не согласен был с твоей смертью. Зачем? Необязательно ведь! Я могу пойти с тобой, вместе мы справимся... Потом как-то избавимся от Метки... Всё казалось простым, пока ты не уложил меня ударом и не пошёл к Метатрону сам. А потом я до самого конца не мог поверить, что на моих руках умирает буквально бессмертный в моём понимании человек. Что он смог умереть. И очень легко. Какими же крошечными мне показались свои обиды и переживания, когда я осознал, что тебя просто больше НЕТ.

Но это уже другая история, - Сэм улыбнулся стойко слушающему Дину. - Дальше ты знаешь, что я пересмотрел свои приоритеты. За последние годы ты стал настолько сильным... что я просто начал считать тебя неуязвимым. Глупо - знаю - но ты сам всегда старался произвести такое впечатление, чтобы я чувствовал себя защищённо. И поэтому твоя смерть, такая абсурдная и внезапная, так сильно ударила по мне. Только недавно я вёл борьбу со своим несносным самолюбивым братцем, испытывал его терпение и играл на нервах, отплачивая за непонимание и ложь, а сейчас он просто лежал передо мной и уже ничего не мог услышать или сказать. Я осознал, что видел всё в искажённом свете. До этого момента. И сейчас хочу видеть своего брата живым. Именно так как он когда-то, эгоистично и безоговорочно. И все мои слова просто пыль, и протесты просто глупости по сравнению с тем, что ты жив и рядом. Больше я ни разу не позволил своему эгоизму затмить то, что действительно важно. И не позволю.

Дин с усмешкой покачивал головой, задумчиво смотря перед собой. Когда Сэм замолчал, он тихо проговорил:

- Я всё понял... Только одно не укладывается у меня в голове - как вообще эта дрянь появилась в твоих мыслях? Когда, почему?

- А как же ей не появиться? - пожал плечом Сэм. - Посмотри, даже сейчас, внутри твоего разума я выгляжу как юнец. Не взрослый сильный опытный мужчина - ты видишь меня мальчишкой. Что это может значить?

- Это значит вовсе не то, что ты думаешь! - сердито сказал Дин и мучительно зажмурился будто от приступа головной боли. - Меня зовут...

- Да, слышу, - кивнул Сэм. - Ты долго держишься.

- Больше не могу.

Дин опустил веки. Комната с красноватым светом размывалась, теряя реалистичность. Несколько голосов настойчиво звали его к себе, на другую сторону.

- Я ещё закончу с тобой, - угрожающе шепнул Дин и позволил видению наконец раствориться в темноте сознания.


@темы: "Supernatural", Хочу писать