03:24 

Творчество прёт. И меня, и из меня.

Amnezzzia
одолевают нас проблемы, но у кого проблемы нет, не реагирует зрачками на свет


"СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ"

Одно-единственное слово, а сколько реакций происходит в организме, стоит только услышать/прочесть/мельком заметить и тыды и тыды...
Как совсем уж зелёный фанат проглотила сериал за три последних месяца доооолго целых два с половиной дня терпела, но... прёт. ПРЁТ. Невозможно тянет писать. Выплеснуть клубок бреда из головы, пока не раскроил черепную коробку.

Поэтому сюда. Всё подряд, без особого раздумывания. Наверное, дневник, это как раз то, что нужно.

Ничего особенного, просто стопка исчёрканных листиков в потрёпанной тетрадке.

Нереальные, невозможные, обожаемые. Я с вами, я трогаю вас, ощущаю, слышу и дышу одним воздухом пока пишу это.




Сколько… раз это случалось.
Сколько раз мир пытался разделить их, отвести друг от друга как можно дальше? Ведь этого так никто и не понял. Конечно, для некоторых понять такое слишком сложно. Но даже из самых разумных существ никто не выдал правильной догадки. Всё внимание уделялось дурным характерам, разным целям, вкусам, желаниям – всему кроме действительности.

А это старался мир.

Ведь они тянулись друг к другу сильнее, чем магнитом, слипались, вклеивались, спаивались, поглощались и растворялись, и эта сила рождена была неимоверной, способной взорвать всё, чего касалась. Вместе они составляли невероятно мощное оружие. Опасное оружие. Пришедшее на эту землю в двух человеческих телах, потому что в одном невозможно было объединить все грани этого невиданного камня. И это «два», вернее, «двое» – единственное, на чём мог сыграть обеспокоенный мир.

Бог желал, чтобы они вершили что-то.
Бог желал, чтобы они были.

Мир не мог противиться Богу, но желал сохранить себя в целости. Желал сохранить свои законы. И начал упорно разделять.

Конечно, есть правила, которых не нарушишь. Свобода воли должна оставаться нетронутой. Свобода делать поступки неприкосновенна. Но всё прочее, какие-то мелочи, составляющие огромной мировой системы, могли быть изменены, сдвинуты, переиначены. Это и стало решающим козырем в игре против братьев. Их абсолютно разные качества, две половины одной души во власти мелких случайностей. Дин и Сэм.

Они жили.
На всю. Как могли. А уж могли они…

Задатки великой силы, способной перекраивать полотно мироздания, так чудовищно разрываемой, растягиваемой в разные стороны…

Всё началось ещё с отца. Когда стало понятно, что механизм запущен, Купидон выполнил свою миссию, и рождения братьев не избежать, мир подождал прихода Азазеля и уничтожил абсолютно все вероятные случайности, способные помешать гибели матери. Эта первая веха стала идеальным рычагом для управления Джоном Винчестером. Мир отлично знал своё дело. Вовремя выпавшая из дневника фотография, зазвучавшая мелодия, пересечение с определённым человеком, разговор, знакомый запах или вкус… Образуется нужная цепочка мыслей. Ярость, готовая потухнуть, вновь разгорается. Обычная осторожность превращается в одержимость. Любовь – в болезнь, забота – в жестокость. Собрав всё друг за другом, правильно сложив, как конструктор, мир привёл Джона к той жизни, которая ярче всего показала братьям их несоответствие друг другу. Первый камень был заложен.

Гуттаперчево-гибкий Сэм со своей личной справедливостью, со своим бескрайним любопытством, стремлением узнавать, говорить и искать, поступил так, как и должен был. Начал рваться на свободу из искусственно созданной клетки. С самого детства, с первого осознания себя и их. Дин, упорный и устойчивый как стена, уверенный, что обязан сохранять, поддерживать, подпирать, прикрывать всех дорогих людей, конечно, смотрел на отца, в котором черпал силу, не имея пока достаточно своей. С этого момента связь братьев из «дополняет меня» насильственным способом начала превращаться в «не такой как я».

Две части души дёрнулись друг от друга вместо того, чтоб сплестись вместе.

Спустя время их необратимо притянуло друг к другу. Отец остался чем-то ключевым, началом, самым первым и важным вбитым в их головы гвоздём предрассудков и перебранок, но этого слишком мало было для разрыва. И мир продолжил своё методичное накопление событий.

Вы разные, вы разные, вы разные. В каждой фразе, в каждом поступке, в самом неприглядном виде.

Жизнь-качели, огромная шахматная доска.

Отношение Сэма к приказам отца – ход мира.
Жертвенное прощание Дина «не хочу, но отпускаю» – сквозь боль, насильно, по живому, потому что надо, потому что Сэму необходимо ощущать свободу – ход братьев, срабатывает связь. Снова вместе.

Страх Сэма перед сверхспособностями – ход мира.
И непробиваемая уверенность Дина, действующая (пока ещё) безотказно. Я рядом, я не позволю, ты будешь в порядке. Ход братьев.

Смерть отца – обоюдный ход: слабая попытка мира посеять раздор между братьями, и быстрое пресечение ими всех конфликтов, потому что «теперь одни», «только мы друг у друга», плечом к плечу.

Но миру некуда было спешить. Эта огромная гениальная система знала, как выстроить пропасть пострашнее.

Сэм должен был умереть. Этот ход не важен был сам по себе, он просто являлся толчком, началом, первым звеном новой, по-настоящему страшной цепи. Конечно, Дин не смог прожить и дня. Конечно, это был перекрёсток, ведь другого способа они не знали. Мир знал, что Дина всё равно вернут ангелы. Но не знали они.

И этот год стал плодотворнейшей почвой для искажения братьев.

А дальше как снежный ком, всё друга за друга.

Сэм заодно с демоном, использует способности, сорвался, как только остался без присмотра – невыносимая боль Дина.
Столкновение, уже нешуточное, никто не уступит, не слышат ничего.
«Как можно, это же дрянь, зло, ненормально, не по-человечески» и «Я помогаю людям, я в порядке, почему нельзя, это часть меня, прими меня полностью».

Связь наконец начинает работать против братьев, искажаясь и выворачиваясь: желание уберечь любым способом переходит рамки, превращается в жестокость.

Так нельзя действовать против Сэма.
Дин умеет действовать только так.

Обман, уловки, увёртки, ссоры, самые злые слова, разбитое в пыль самообладание, запреты, плен, побег, кровь – и связь натягивается убийственно сильно, отдачей от разрыва грозя уничтожить их же самих…
Ткань души трещит, но выдерживает. И, отдалившись настолько, насколько это вообще было возможно, братья вновь необратимо притягиваются друг к другу.

Дин идёт за Сэмом. Снова и снова.

На момент битвы с Люцифером мир оставляет Винчестеров в покое. Ему нужна победа над падшим ангелом. Очень многим нужна победа над ним. Даже Смерть помогает, отдав своё кольцо. И они справляются, в последний момент оказавшись вместе, наперекор всему. Демонстрируя часть своей истинной силы. Мир не вмешивается, пока Кастиэль не принимает решение вытащить Сэма из клетки. И тогда делает всё возможное, чтоб помешать ангелу.
Упрямец на пределе сил добивается своего, но не замечает, что вернуть Сэма полностью всё же не сумел.

Новый изощрённый удар. Год без Сэма, и возвращение младшего брата, ещё более ужасное, чем его отсутствие.
Дин снова натягивает связь, уже от страха и омерзения, но приходит в себя на обратном взмахе качелей.
Спасти! Вернуть!
Сэмми!

Он может слишком много, когда его черёд ходить.

В этот раз они ещё сильнее. Каждый на своём месте: Сэм – эмоции и разум, Дин – защита и действие. Всю одержимость Люцифером, всю борьбу с Левиафанами, смерть Бобби, вторую смерть Бобби и метания Кастиэля они проходят, крепко держась друг за друга. Мир может лишь подкидывать мелкие ссоры, ожидая подходящего момента и…

Наконец. Возможность забросить Дина в Чистилище. Ход-подарок, ход-сказка. Огромное поле для действий. Мир разворачивается во всю свою силу.
Обработка Сэма мирной жизнью.
Обработка Дина прелестью чёрно-белой истины Чистилища.

И они встречаются не в себе. Смотря друг на друга и не понимая. Связь стонет под копной висящего на ней абсурда…

Но снова работает. Возвращает. Медленно. Сэм не замечает, как увлекается охотой. Дин с головой погружается в заботы о больном брате. Тандем, парная работа, ближе, ближе, набирают обороты, снова переплетаются половинки души… Неудачная попытка мира в очередной раз убить Сэма проваливается с молитвой Дина.

Гадриэль не входил в планы системы. Но мир хватается за него, даже не осознавая в полной мере, насколько сильный ход готовит. Сэм, не успевший обрести равновесие после пережитых испытаний, теряет последние опоры, узнав о выходке Дина со своим бессознательным телом.

Никакие доводы больше не работают.

Пусть я умирал. Ты не имеешь права.
Я поступил бы так снова. И снова. Всегда.
В этом вся проблема. Из-за нас погибают люди. Я устал видеть, как из-за нас погибают люди.
Да, я тоже устал это видеть. Что ты предлагаешь?
Выход. Смотри, я покажу тебе пример. Больше я никогда не остановлю тебя, если ты решить умереть. Больше я никогда не спасу тебя, если от этого будет вред. И от тебя я жду того же самого.
Это невозможно. Но я притворюсь, что согласен.
Это необходимо. Я должен, я буду стараться изо всех сил.

Связь покрывается льдом и промерзает до основания.

Братья больше не ходят.

Мир ликует.

Сильнейший кризис. Опасный ледяным спокойствием, отсутствием ссоры, молчанием. Чувства живые, но блокированные, зависшие в пустоте; связь, замороженная уверенностью Сэма и безысходностью Дина. Требовался взрыв. Рождение сверхновой, удар кометы, чтобы разбить настолько прочный лёд.
И это случилось.

Качели, зависнув надолго в последнем замахе, со свистом и убийственной скоростью понеслись в обратную сторону.

Так долго и упорно выстраиваемая Сэмом ложь рассыпалась в пыль, в труху, на микроны, стоило только ему увидеть смерть в глазах Дина.
И всё стало абсолютно не важно.

Всё возвращается на свои места.

Ты прав, прав, тысячу раз прав, я не могу...
Я горжусь нами, улыбаясь говорит Дин и умирает.

Конечно, мир пытается реабилитироваться с помощью метки Каина, но безуспешно.
Делая последний ход, братья слишком сильно бьют по доске, и фигуры беспорядочно рассыпаются.

Игра больше не может продолжаться.
Мир замирает в растерянности.

Они преодолели всё, чем возможно было разрушить их связь. На этом свете просто не существовало больше вещей, способных разорвать их.

Миру оставалось лишь смириться с тем, что скоро он перестанет быть прежним. Или...


:inyan: :inyan: :inyan:

- Собирайтесь, Винчестеры. Вас уже ждут.

Дин и Сэм как по команде распахнули глаза и вскочили на ноги, ошарашенно рассматривая худощавого мужчину напротив.

- Смерть… - пробормотал Дин, коротко переглянулся с братом и нахмурил брови. – Так и думал, что ты жив-здоров…

- Радует, - коротко заметил Всадник.

- Да, - Сэм нервно усмехнулся, - было бы слишком самонадеянно думать, что возможно убить смерть. В принципе.

- Вы разрушили одну из моих сущностей, - повёл плечом мужчина со скучающим видом. – Некую оболочку, образовавшуюся в течение тысячелетий соприкосновения с людьми. Она только мешала, по правде говоря. Теперь я чист. Я тот, кто был всегда. И буду всегда. В конце концов, я заберу всех.

- Да, мы слышали это, - нетерпеливо кивнул Дин. – Даже Бога ты заберёшь. Знаешь…

- Вас. Ждут. - повторил мужчина, легко останавливая эмоциональную речь стеной безразличного спокойствия.

- Где… нас ждут? – растерянно уточнил Сэм.

- На Небесах.

Наверное, полное отсутствие чувств на его лице, заставило поверить сразу. Просто коротко и безмятежно: на Небесах. Образ Смерти из прошлых встреч, язвительный, заинтересованный, слегка очеловеченный, никак не лип сейчас к этому существу. Стоящий напротив мужчина… чёрт, да его даже мужчиной сложно было назвать. Настоящий. Настоящее. Что-то из Вечности. Смотрящее фундаментально спокойно, пусто, просто ожидающее, когда человечки своим ограниченным разумом осознают его слова.

- Гм… подожди-ка, - губы Дина искривились в привычной усмешке, под которой он скрывал растерянность. – Мы ехали отдыхать. Отдыхать, наконец-то, мы выбрались из всего нашего дерьма и рванули к морю. Как и собирались очень давно. Нас ждёт пляж, наплевать мне на Небеса! Что бы там не произошло, меня не лишат заслуженного отпуска, мать вашу!

Сэм метнул на него тревожный взгляд и проникновенно уставился на Всадника. Словно: «Скажи, что ошибся, и мы притворимся, что ничего не было, сразу забудем, мы хотим забыть, только уйди…»

Смерть медленно вздохнул. И тем же безразличным тоном пояснил:

- Вы не поняли. Вас ждут на Небесах не для очередных подвигов. Этим уже все сыты по горло, должен заметить. Вас ждут, просто потому что вы умерли.

Братья непонимающе вздрогнули.

- Что?.. Мы…

Дин развернулся и мгновенно вспомнил всё, что произошло до появления Всадника.
Они ехали в машине.
Обычная дорога, обычная скорость, разговор.
Что-то оглушило сбоку, реальность сместилась, глаза не успели ничего уловить.

Сейчас они стояли внизу, под тем обрывом, откуда стремительно спорхнула Импала. Совсем недалеко лежали искорёженные останки их верной подруги. А внутри два человека, у которых просто не было шансов выжить.

Дыхание перехватило, Дин судорожно дёрнулся, пытаясь сбросить паническую боль с лёгких и начать говорить. Всего несколько рывков хватило, он, испепеляя Всадника взглядом, прорычал:

- Значит, вот… так?! Автомобильная авария?! Долбаная автомобильная авария?!!
«После всего, что со мной случилось, вы посмели убить меня ТАК?!»

Он говорил едва слышно, но от этого его голос звучал ещё страшнее, лезвием чертил полосы в неподвижном образе Всадника. С хрустом и соскальзыванием, будто по граниту: мужчине было всё равно.

- Это месть?.. Почему сейчас? - застывшего Сэма интересовали все причины. Он даже не злился, он хотел понять, осознать, принять, пока ещё было время.

- Месть? Какая глупость. Я ждал, пока вы разберётесь наконец с тем, что наворотили, - слегка пожал плечом Смерть. – Ваша выходка с Косой была, честно говоря, на руку всем. Дерьма, как ты выразился, было ещё много (заметьте, по вашей же глупости). А искать того, кто будет его разгребать, помимо вас, не так уж просто. Но сейчас работа окончена. Новых глупостей пока не наделано. И я решил помочь миру, который так долго с вами боролся.

- Мир? Боролся с нами? Что ты несёшь?! – выплюнул Дин с яростью.

- Ещё до вашего рождения, - прохладный голос Всадника стал певучим и окончательно безэмоциональным. – И всю вашу жизнь. Мир держал оборону. Не позволял вам войти в резонанс. Защищал себя. Это всё, что он мог. Даже смерть одного из вас была лишь временным отдалением от другого. Бог хотел, чтоб вы были. Мир не мог пойти против Бога. Но и отдавать себя на растерзание он тоже не хотел.

Браться, округлив глаза, пытались переварить этот набор слов. Спустя несколько секунд тишины, Дин взвился было, собираясь рявкнуть что-то характерное, но Сэм поспешно перехватил его за руку и быстро заговорил:

- Ты говоришь о мире, как о разумном существе! Что это значит? Как мир может мыслить и принимать решения? И как может бояться? И чего?!

Застывшие глаза Всадника смотрели так, что было почти физически больно, выворачивали что-то изнутри. Чипсы? Пицца? Ехидные замечания? Невозможно было даже представить всё это в исполнении существа, стоящего сейчас перед Винчестерами. Непонятно было, зачем он вообще с ними разговаривал. В какую-то секунду Сэм решил, что сейчас Смерть просто развернётся и уйдёт, растворится во Вселенной, от которой зачем-то оторвал себя, чтоб появиться здесь.

Но он всё же заговорил.
Говорил долго.
К концу его монолога браться обессиленно сидели на влажной земле, смотря перед собой, и не желая даже двигаться.

- Теперь понятней? – поинтересовался Смерть почти вежливо.

Сэм даже передёрнул плечами: насколько грандиозно издевательски это прозвучало.

- Мог бы не утруждаться, - скривился Дин и недоверчиво посмотрел на него. – Только… Как-то неубедительно звучит эта история… Говоришь, все наши крупные ссоры подстроил мир? Как он мог подстроить, например, папину смерть? Отец в любом случае заключил бы сделку, это его собственный выбор!

- А ты в любом случае оказался бы в коме? – слегка приподнял бровь Всадник.

Братья замерли с круглыми глазами.

- У той аварии было семнадцать различных исходов. И здесь миру было из чего выбрать. Удар по твоей голове с определённой стороны и… вуаля. Кома – неминуемая смерть – сделка отца. Продолжить дальше? Дин винит во всём себя – Дин не знает, что делать с последними словами отца – Сэм всё больше боится своих способностей – Дин всё больше боится потерять брата – оба боятся демона, потому что пропал кольт…

- Всё, всё, хватит! – закричал Дин, взмахнув руками. – Я сейчас слезу пущу от воспоминаний!!

- Как видишь, много звеньев пошло из одной-единственной смерти, - невозмутимо закончил Всадник.

- А дальше только хуже, - глухо проговорил Сэм, дёрнув губами, будто пытаясь улыбнуться и не находя для этого сил.

- Именно, - кивнул Смерть. – Рамок вы никогда не видели.

- Всё равно не понимаю! – разъярённо мотнул головой Дин. – Если верить тебе, то мир последний сукин сын! Который изломал наши жизни как хотел!..

Мужчина вздохнул немного тяжелее, чем обычно.

- Ты пытаешься представить мир как разумное существо, испытывающее эмоции. Это не так. Нет врага, которому ты мог бы пойти отомстить, хоть так и чешутся кулаки. Не в этот раз. Мир – не забияка, пытавшийся вас зацепить и строящий пакости. Мир – это всё, что есть вокруг. Всё, кроме Бога и подобных мне. Даже вы часть мира. Опасная и непредсказуемая часть, которую он пытался исправить.

Мировая система гениальна по своей сути. Всё в ней подчиняется законам. Мир управляет движением плит, воздушными потоками, естественным отбором, цветением растений… И лишь единственное создание было наделено собственной волей, а значит, и выбором, перечащим законам системы. Человек и всё, произошедшее от его вида. Только вы в отличие от всех остальных организмов можете не есть, когда голодны, не спать, когда утомлены, отказаться от чего-то, хотя очень хотите. Вы можете повести себя наперекор инстинктам. И для мира вы настоящие ходячие бомбы. Ведь если дать вам волю – вы шутя разрушите всё, что создавалось веками. Случайно или из любопытства. Или защищая кого-то. Или пытаясь отомстить. Причин достаточно. Люди всегда представляли угрозу с самого первого дня сотворения. Ну а вы двое – угроза, умноженная на десять. Люди с такими сильными душами… Если бы не воля Бога, мир никогда бы не допустил вашего рождения.

- Если Бог хочет, чтоб мы жили, почему же мы тогда стоим сейчас здесь? - прищурился Сэм, насторожившись, будто поймал его на вранье.

- Мир не может пойти против Бога, - повторил Всадник, холодно взглянув на него. – Я могу. Я не его творение.

- Погоди, но как же…

- Хватит вопросов, Дин. – на губах Смерти появилась тень, отдалённо напоминающая усмешку. – Хватит. Я прекрасно вижу, что ты пытаешься тянуть время. Это твой охотничий инстинкт: заговорить противника, чтобы успеть придумать план спасения. Поверь, сегодня такие хитрости не сработают. Я никуда не спешу. Я вне времени и мог бы разговаривать с вами вечно. Просто не вижу в этом смысла.

Всадник повернул голову (кажется, впервые) к останкам Импалы и задумчиво продолжил:

– Как вы уже поняли, убивать вас по одному бесполезно и опасно. Оставшийся может уничтожить планету в попытке вернуть второго обратно. Поэтому достаточно. Мир принял мою помощь. Направить наперерез вам машину нужного размера и с нужной скоростью было достаточно просто. Вы уже знаете, как это работает. Человек уронил ключи, мир подтолкнул их к канализации. Человек должен был столкнуться в коридоре с другом, мир свернул под дверью ковёр, и друг вышел на полминуты позже. Человек хотел отпроситься с работы, мир выложил камни на дороге так, что напарник подвернул ногу. Человеку стало плохо за рулём, мир позаботился о том, чтобы музыка в автобусе была достаточно громкой. И ни один пассажир не заметил хрипов водителя.

- Чудовище, - процедил Сэм, сквозь сжатые зубы. – Значит, нас столкнул с обрыва автобус, полный людей?

- Жертв мало, если тебя это интересует. Лишние смерти так же искажают течение событий, как и не умершие вовремя. Всё идёт своим чередом.

- Успокоил, - Дин криво усмехнулся и с горечью посмотрел на него. – Значит, ты здесь как наш Персональный Жнец. Собираешь жатву. Ждёшь, когда мы пойдём с тобой.

- Я учитываю вероятность вашего отказа. И сразу должен предупредить, что это бесполезно. У меня достаточно сил, чтоб каждого из вас зашвырнуть наконец в свой рай.

- У нас будет общий рай! – воскликнул Дин, машинально, не задумываясь.

Не желая задумываться.
Не желая сомневаться.
Не желая видеть, как Сэм медленно закрыл глаза, будто ему стало дурно.

Всадник вонзил застывший взгляд в Дина и преувеличенно жёстко ответил:

- Нннет.

Дин не думал, что души могут ощущать настолько сильный холод. Он продолжал отчаянно яростно смотреть на Смерть, отчётливо понимая, что они уже проиграли. С того момента, как стали наконец не нужны. С того дня, когда победили зло, не начав по пути очередной апокалипсис. Цепь разорвалась, и братьев Винчестеров бросились удалять из этого мира, пока они не ввязались во что-то ещё…

- Мы найдём друг друга, - выдохнул Дин, стремительно разворачиваясь к Сэму и сжимая за предплечье так, что брат тихо вскрикнул. – Слышишь? Просто найдём, куда бы там нас не засунули!

- Ты же знаешь… - Сэму страшно не хотелось этого говорить, он жалостно смотрел на Дина, но реальность не оставляла ни одного шанса даже на слабую надежду. – Небеса перестроили… упорядочили… После вылазки Бобби каждый рай надёжно закрыт, за всеми следят…

- Именно, - спокойно подтвердил Смерть. – И это отлично подходит для вас двоих. Чем дальше вы друг от друга, тем скорее наступит вечный покой.

Дин округлил глаза и губы, но не успел озвучить вспыхнувшие вопросы: воздух стремительно потемнел, скрыв очертания Смерти, холодные порывы толкнули братьев в стороны. Сэм вскрикнул и в последний момент успел вцепиться в куртку Дина. Они вместе повалились на землю.

- Уверен, сами вы не пойдёте. Но я не жнец и не буду просить. На Небеса вы будете доставлены силой. Смиритесь.

Голос звучал глухо, едва слышно, ветер и гул нарастали вместе с искрящейся темнотой. Братья ощущали, что их со страшной силой оттаскивает друг от друга, и только сцепленные намертво руки пока ещё удерживали их от полёта ввысь. Почему-то, пока они были вместе, у Небес не получалось отобрать их у земли. Но, конечно… это было ненадолго. Ветер неудержимо свирепел.

- Диин!.. – закричал Сэм, щурясь сквозь мельтешащую черноту. – Дин, мне нужно… сказать!..

- Не отвлекайся и держи мою руку! – проревел Дин, полный несокрушимой ярости.

- Я держу, держу… Просто послушай меня!..

- Мне не нужна твоя прощальная речь, изволь заткнуться!!

- Хочешь или нет, а она будет прощальной, придурок! – заорал Сэм и рывком вцепился выше в его предплечье, приблизив к себе возмущённые зелёные глаза. – Ты должен знать, что я не просто так сбил собаку!!

- Что ты несёшь?..

- Всё это глупо… просто чудовищно! Первые недели после твоего исчезновения я пытался найти хоть какие-то зацепки! Сначала я вызвал демона перекрёстка...

-Что-о?!

- Только чтобы узнать, мёртв ты или нет! Демон, конечно, долго выпендривался, но в конце концов признался, что никак не может пойти на сделку, потому что ты жив. Тогда я начал искать людей, которые могли бы мне объяснить, куда исчезли вы с Касом, и забрался в несусветную глушь, к пророчице… Она невероятно сильная, Дин! Она знала ВСЁ! Каждую секунду бытия! Могла скрыться от всех, потому что знала каждый шаг! И она меня приняла! Мы говорили!

- Так ты… - Дин ошарашенно прожигал его взглядом. – Ты всё же пытался тогда..?

- Послушай, это очень важно! Она увидела что-то страшное! Сказала, что погибнет много людей, если я начну тебя искать! Она по-настоящему испугалась, я видел её лицо! А потом… Потом она положила на меня руку и сказала, глядя в глаза: «Разрушить столько я тебе не позволю. Придётся тебе подождать, когда брат вернётся сам. Но ты будешь не один. Я постараюсь подарить тебе то, о чём ты всегда мечтал, но никогда не имел…»

- Что за… и почему ты не рассказал мне о всей этой хрени?!!

- Она стёрла себя из моей памяти! Видимо, она всегда так себя защищала! Я не помнил ни её, ни разговора, только чувствовал невыносимую пустоту, растерянность, но даже не думал искать тебя! Она воздействовала на меня, раздув до невероятных размеров желание спокойно жить и размыла мысли о тебе! Вот почему я так вёл себя даже после твоего возвращения: её влияние всё ещё работало!

- Прекрасно! – вскрикнул Дин. – И как же ты вспомнил это, и почему Я до сих пор этого не знаю?!!

- Я начал вспоминать где-то после изгнания Гадриэля… Кусками. Сначала во сне. Потом осознал, что это произошло в реальности…

- Почему я не знаю??!

- Я рассказал бы… как-нибудь…

- Как-нибудь?! Ты последний козёл, знаешь об этом? Это же оставило во мне дыру, навсегда, я так и не принял этого! Сэм не мог так поступить! А теперь, оказывается, Сэм так и не поступал?! Проклятье, были бы у меня свободны кулаки, поверь, твоя челюсть была бы уже выбита!!

- Я… я не думал, что ты настолько…

- Клянусь, я сейчас всё же отпущу на свой страх и риск одну руку и от души вмажу!

- Прости, - Сэм склонил голову, жалобно сдвинув брови. – Но посуди сам, начались проблемы с этой меткой, потом ты умер, потом ты стал демоном, потом снова метка, потом очередной апокалипсис… Мне не до того было!

- Признайся лучше, что ты не знал, как об этом рассказать! - рявкнул Дин. – Как и тогда после изгнания Гадриэля ты просто до смерти обиделся, а потом нёс возвышенную пургу, что все несчастья мира происходят из-за того, что мы братья!

- А разве я говорил неправду?!

- Да плевать я хотел на твою правду, когда поступаешь ты всё равно по-другому!!

- И ничего хорошего из этого ни разу не вышло!..

- Хватит говорить как Смерть, у меня свободны ноги, и сейчас я точно пущу их в ход вместо рук!!!

- Псих… - усмехнулся Сэм с какой-то смесью горечи и усталости. – Ты неисправим…

Его лицо бледнело всё сильнее, пальцы превратились в железо, но чёрный ураган намерен был разорвать их любым способом, хоть вместе с кусками чужих рук.

- Я не хочу, Сэм, - лицо Дина наконец исказила гримаса сдерживаемого отчаяния. – Что делать?.. Что?..

- Просто проживи эти несколько минут, - прошептал Сэм онемевшими губами. – Это последнее, что мы можем сделать… вместе.

Воздух взвыл, и ударил по ним новой порцией темноты, руки братьев скользнули ниже и вновь вцепились мёртвой хваткой, уже за самые запястья. Дин яростно выругался и непривычно умоляюще взглянул на Сэма.
«Сделай что-нибудь»

Сэм ощутил, как обожгло глаза, и влагу тут же унёс сумасшедший ветер.
Если Дин попросил помощи, значит, ситуация абсолютно безнадёжна.

Он вдавил пальцы в руку брата так глубоко, насколько мог, кажется до самой кости. Несуществующей кости. Зачем? За что они цеплялись? Глупо… Но никак не заставить себя отпустить старшего. Сэм много раз думал о Небесах, и всегда приходил к выводу, что их с Дином разные вкусы не смогут создать один общий рай. Просто не укладывалось это в голове. Хотя всегда тлела робкая надежда. А сейчас Смерть подтвердил все его опасения.

Два разных рая.

Короткая жизнь на земле рядом - и целая вечность порознь.

Как можно было его отпустить?..


-СЭЭМ..!!

Они не успели даже осознать, в какой момент темнота расшвыряла их в стороны. Дина пронизало ощущение полёта – мерзкое и пугающее отсутствие надёжной опоры под ногами, воздух на мгновение стал абсолютно чёрным и внезапно так ярко вспыхнул, что оглушил, ослепил и окончательно разбил на осколки истерзанное сознание.



:scull3: :scull3: :scull3:

Резкий белый свет, звон в ушах, и мгновенная тишина. Дин открыл глаза в полном сознании, до секунды помня и понимая всё. Видимо, пробуждение душ проходит не так как у людей. Нет мозга, нет проблем. Хотя, что бы он в этом понимал… Дин вскочил из кресла, где оказался, и пристально оглядел окружающее пространство.

Больше похоже на… его комнату. Только размером с целый бункер. Огромное помещение со светло-серыми стенами, напичканное всем, что интересовало его в земной жизни. Дин сделал круг, будто тигр, с ненавистью оглядывающий свою клетку. Мини-бар, блюда, полные его любимой еды, стопки дисков со всеми фильмами, что когда-либо его впечатлили, стеллаж, полный аудиокассет (конечно, только тех, что он слушал), одна из стен, полностью увешанная оружием за выдвижным стеклом, бильярдный стол, массажное кресло, паровой душ… Дин прорычал что-то нечленораздельное и бросился к единственному окну, за которым царил неуместно-мирный пейзаж ярко-зелёной лужайки. Конечно же, оно не открывалось. Никаким способом.

- Сукины дети! Решили купить меня?! Это рай, по-вашему?! Думали, от всего этого я растаю, буду счастлив и на века забуду про брата?!! Безмозглые кретины!!!

Дин по старой привычке кричал в потолок, забывая, что уже находится на тех Небесах, в которые столько раз отправлял проклятья. Выплеснув ярость, он снова обошёл всю комнату, на этот раз тщательно разглядывая каждый сантиметр. Кас рассказывал, как Бобби удалось найти выход из своего рая, и Дин лелеял надежду, что правила не поменялись. Что где-то находится вещь, которой здесь просто быть не может, он откроет с её помощью дверь, и тогда… Ох, дайте только выбраться!

Приподняв коврик у стены с оружием, Дин заинтересованно воскликнул: в полу скрывалась небольшая дверца. Моментально открыв и спустившись, он застыл от удивления. В подвале располагался огромный гараж. У стен ряды с инструментами, а посередине…

- Детка?.. – хрипло позвал Дин и тут же нахмурился. – Снова ложь… Моя машина лежит где-то на свалке, разбитая в хлам…

Сверкающая Импала манила к себе сильнее, чем все гамбургеры и выпивка, но Дин презрительно отвернулся от неё и направился на обследование гаража. Ничего особенного и здесь не было найдено. Уже собираясь наверх, Дин услышал какие-то скрипучие звуки непонятного происхождения. Он, озадаченно нахмурившись, приблизился к багажнику машины, постоял немного, вытащил из зажигания ключи и открыл. На волю выпрыгнуло что-то пушистое и молнией взметнулось вверх по лестнице.

- Вот уж здесь вы прогадали! – злорадно воскликнул Дин, указывая ключами на дверь. – Кота мне никогда не хотелось иметь! Очередное подтверждение, что весь ваш рай подделка! Грёбанная подделка!

Он поднялся в комнату, полный решимости запихнуть животное обратно в фальшивую Импалу, но увидев, чем занимается его внезапный сосед, остановился и удивлённо присел на кровать. Кот выглядел взрослым, крепким и побывавшим в передрягах: жёсткая тёмно-рыжая шерсть торчком кое-где пересекалась полосками шрамов, движения были сдержанными и деловыми. Он внимательно обнюхивал каждый уголок, будто занимался тем же самым, что и Дин пять минут назад.

- Ты… пытаешься выбраться? – пробормотал Винчестер. – Значит, тебя не создавали лично для меня?

А кот тем временем продолжал нервно изучать пространство, запрыгивая на полки, столы, скребя кое-где лапой и недовольно сопя. У окна он даже нетерпеливо мяукнул (если можно так назвать этот хриплый бас) и долго царапал стекло с подоконником. Дина всё больше забавляло его поведение, он даже посмеивался, глядя, как рыжий пытается сохранить достоинство, удерживая панические кошачьи вопли.

- Хэй, приятель, если ты найдёшь выход, клянусь, я отыщу рай, откуда ты сбежал, и обязательно верну тебя хозяину.

Кот дёрнул несколько раз хвостом, сел и повернул к человеку раздражённый взгляд.

- Что? – удивлённо поднял руки Дин. – Это не я тебя сюда запихнул, не надо на меня смотреть.

В ответ ему мявкнули что-то явно оскорбительное, судя по тону, и гордо отвернулись. Дин подумал, что ввязываться в перепалку с животным – последнее, что стоит делать, вскочил и начал мерить шагами комнату.

- Думай. Думай, выход есть всегда. Что мне нужно? Что?.. Знать бы, как здесь идёт время… - он враждебно посмотрел на окно. – Даже если и будет смена дня ночью, это может быть обманом… Часы! Мне нужны обычные часы!

Дин развернулся и радостно вскрикнул: на кофейном столике красовались наручные часы. Он молнией бросился к ним.

- Это и впрямь настоящий рай! Надо же! Ччёрт, стоило только пожелать… И дата есть! Идеально!

Число и месяц были теми же, в которых его убили. Значит, время так же могло быть реальным. Дин несколько раз перепроверил ход секундной стрелки, считал сам, сравнивал, и, в конце концов, остался доволен. Кот, недовольно расположившись на подоконнике, молча следил за ним тяжёлым взглядом.

- Так, хорошо… Нужно перепроверить этот грёбаный склад удовольствия ещё раз. Ещё сто раз! Найти выход, надрать кучу пернатых задниц и добраться до Сэма. А вместе мы придумаем, что дальше делать. Вместе мы придумаем…

Дин надел на руку драгоценность, по которой мог отмерять количество часов в небесном плену, и методично перепроверил ВСЁ, что было вокруг. Каждую ворсинку ковра, каждое пятнышко на стенах и мебели. Пожелав и получив лестницу, он изучил даже потолок. Прошёл час. Яркое солнце продолжало светить в окно незыблемо, нахально, будто издеваясь над его тщетными поисками.

- Проклятье, - устало выдохнул он и сел.

Это была не привычная усталость мышц, а скорее ощущение недостатка сна. Тела могут испытывать многое: ноют мышцы, слабеют ноги, болит голова, плывёт в глазах. Душа этого не ощущала. Но силы Дин терял. Как и все души встреченных ими призраков; потратив много, они начинали мерцать, исчезать, проходить сквозь предметы и даже отключаться на время, как Бобби после героического сбрасывания тетради со стола.

- Ничего не могу найти… - пробормотал Дин, продолжая глазами искать хоть малейшую зацепку. – Впрочем, никто и не говорил, что будет легко. Да, Сэмми? Надеюсь, ты сейчас так же обыскиваешь свой «райский уголок» и отсчитываешь минуты до освобождения. Очень надеюсь, ведь мне совсем не помешает помощь… - он покосился на неодобрительную морду кота и развёл руками: - Что? Да, я разговариваю сам с собой. Это лучше, чем разговаривать с котом, чёрт возьми!

За следующий красноречивый взгляд рыжего у любого мужчины на земле мгновенно была бы набита морда. Дин со стоном выдохнул и упал на спину, стараясь не думать о нахальном сожителе.

Полчаса он пролежал, ощущая, как восстанавливается растраченная энергия его нового воплощения. Он напоминал себе мобильник: походил – разрядился, полежал – зарядился… Раздражало. Не вытерпев до полного восстановления, Дин снова вскочил и, уперев руки в столешницу, зычно воззвал:

- Каас! Приятель, ты просто не представляешь, как сейчас мне нужен. Поэтому, какой бы очередной хренью ты не занимался, самое время навестить старого друга! – он опустил голову, покачал ей и продолжил тише: - Конечно, ты давно в курсе случившегося… И конечно, я понимаю, что тебя сюда не пустят. Я понимаю. Но всё же. Я на твоей территории. Придумай что-нибудь. Вытащи меня, Кас…

Дин походил ещё несколько минут, повторяя его имя и рассказывая свои соображения. Потом, словно окончательно решив, что Кастиэля и на пушечный выстрел сюда не подпустят, закрыл глаза и начал звать просто всех ангелов.

Продолжалось это долго, кот, не выдержав, уполз под самый дальний угол дивана. Дин протяжно повторял известные ему имена, остальных называл любыми словами, близкими к его понятию «ангел», рассказывал, что ему здесь не нравится, объяснял, что покоя им не будет, и лучше бы отпустить неспокойного Винчестера подобру-поздорову. Истощившись в этот раз намного сильнее, Дин снова рухнул на диван и провалился во что-то между дремотой и обмороком.

Вновь открыв глаза, Дин первым делом взглянул на часы и ошалел. Ожидая, что проспал всего несколько часов, он должен был принять тот факт, что на циферблате число следующего дня, причём подходящего к концу. Сомневаться в исправности механизма пока не было причин. Дину пришлось смириться с тем, что восстановление духовной энергии может длиться больше восемнадцати часов.

Отбросив ненужные мысли, бодро прокашлявшись, Дин вновь начал вызывать на связь ангелов. На этот раз стараясь прислушиваться к ощущениям, замолкая и отдыхая некоторое время, чтобы не отключиться снова. Небожители обладали крепким терпением, но Дин не терял надежды хоть кому-то надоесть до смерти и заставить наконец появиться перед собой. И ведь был ещё Кас, который, если не заперт сейчас в тюрьме, должен изо всех сил стремиться к нему. Дин хотел в это верить, безжалостно душа все воспоминания, где ангел по глупости подставлял их. Сейчас не время было о таком вспоминать.

Когда уже от одной мысли об ангелах начало тошнить самому Дину, он разнообразил свой зов именем «Боббииии, я здееесь…». Не надеясь, конечно, ни на что, просто из принципа «чем чёрт не шутит?». У Бобби шансов помочь ему было ещё меньше, чем у Каса. Окончив очередные крики в воздух, Дин снова прогулялся по комнате, пересматривая в сотый раз обстановку, спустился в подвал, исследовал до последнего винтика Импалу. Машина ничем не отличалась от настоящей, и Дин едва не уступил слабости несколько часиков поковыряться в ней. Но здравый разум победил, вернув его наверх.

До конца дня Дин продолжал в том же ритме. Заката здесь всё же не было, за окном царил вечный солнечный день, лишь часы помогали понять, что на земле половина второго ночи. Спать он больше не собирался, просто лежал, уставившись в одну стену, дольше обычного. И прикидывал, сколько ещё недель придётся ему стараться, чтоб получить хоть какие-то результаты.

Следующие дни Дин начал проводить по строгому плану: час зова, час отдыха. Так энергия тратилась достаточно равномерно. Конечно, весёлого в этом занятии было мало, поэтому Дин периодически развлекался. Разбивал вещи, наблюдая, как они собираются обратно, бросал в оконное стекло всё самое тяжёлое, что мог найти, пытался накормить гамбургерами кота, орал любимые песни, принципиально не включая стоящие в углу колонки, снова пытался догнать кота… Сделать последнее ему так ни разу и не удалось: рыжий спокойно реагировал на присутствие рядом Дина ровно до момента, когда он протягивал к нему руку. В эту секунду животное превращалось в устрашающий шипящий шар, а если посягательства не прекращались – уносился с невероятной скоростью в самые дальние углы. Винчестер приписывал такое поведение нелюдимому характеру и оставлял кота в покое. На время.

Спустя неделю Дин начал ощущать, что ему по-настоящему трудно становится проходить мимо соблазнов, которыми напичкана комната. Он чувствовал себя абсолютно тем же человеком, что и раньше: ему хотелось налить себе виски, впиться зубами в сэндвич, насладиться душем... Но приходилось постоянно повторять себе, что тела нет, и ему это не нужно, что желает лишь память души, что это опасно. Дин и впрямь уверен был, что это опасно, особенно вспоминая, как кот упорно сопротивлялся попытке его накормить. Винчестер понимал, что животное может знать о рае намного больше него, а значит, исходя из его поведения, объедаться гамбургерами действительно нежелательно.

- Вдруг в них содержится что-то? - рассуждал Дин, доверительно смотря на рыжего. - Какой нибудь приворот к раю? Съем и стану овощем, которого всё устраивает. От этих ангелов всего можно ожидать...

Кот покровительственно смотрел на него с подлокотника, и Дину хотелось верить, что это безмолвное "ты прав".

Чтобы не видеть содержимого комнаты, Дин начал просиживать целые часы на подоконнике, уткнувшись в обозревание травы и неба. Хотя бы эта нарисованная картинка его так не манила. Он размышлял, сопоставлял, перебирал в уме тысячи вариантов, когда уставал и от этого, начинал разговаривать с котом, рассказал ему про Сэма, про его характер и привычки, про охоту, про море, так и не дождавшееся их... Мысли летели друг за другом, Дин увлекался, забывался и полностью уходил в воспоминания, которыми так богата была его жизнь.

- Я не впервые слышал. что мы с Сэмом опасны... - бурчал он в очередной раз. - Но это было что-то новенькое. "Вы часть одной души... мир всю жизнь не давал вам соединиться..." Что значит соединиться? Не станем же мы одним человеком? И что такого страшного мы можем натворить? Пусть даже мы и станем сильнее, но мы не будем пытаться устроить бои без правил МЕЖДУ ЛЮЦИФЕРОМ И МИХАИЛОМ, КАК НЕКОТОРЫЕ! - последние слова Дин с ненавистью прокричал в потолок и вновь отвернулся к окну. - И вот что ещё я понял. Мир - глупое наивное создание. Совсем как наши приятели ангелы. Смерть не просто так помог ему. Он желает, чтобы мир постепенно пришёл к своему логическому концу, всегда желал. Он хочет забрать всех. Поэтому и засунул нас подальше. Сначала использовал, чтобы расчистить дерьмо вроде апокалипсиса, а теперь когда всё тихо - отправил в ссылку. Ангелы думают, что совершают благое дело, - Дин фыркнул. - Знали бы они, что исполняют не волю Бога, а волю Смерти. Все эти встряски, что мы с Сэмом устроили миру, только продлевают его жизнь. Теперь я понял. Вечная борьба, вечный двигатель. Смерти не нужны апокалипсисы, в них никогда не умирают все. Оставшиеся живут и хотят жить в сто раз сильнее. Они возродятся из пепла. А такой спокойный сытый ленивый мир постепенно пережуёт сам себя. Смерть выполнит все предназначения. Будет соблюдать мировой порядок и постепенно заберёт всех. Как стадо тупых коров на скотобойню...

Кот, лежащий неподалёку, несколько раз махнул хвостом и недовольно сверкнул глазами исподлобья. Дину нравились такие лаконичные реакции. Казалось, что рыжий его поддерживает, и от этого хоть немного, но было легче.

- Поэтому выбраться нам необходимо... - задумчиво подытожил Дин, постукивая пальцами по пластику. - Чёрт, Сэма бы сюда... - он порывисто потёр лицо и тоскливо посмотрел перед собой. - Без него никак не думается, мне нужны подсказки, нужно послушать его... Один я застряну тут на... - Дин прикинул, что прозвучит ближе к истине: "месяц", "год" или "век", невольно ужаснулся и буркнул просто: - надолго.

Дни потянулись как патока. Дин не оставлял своих попыток осточертеть ангелам, но уже без задора, тяжело и упрямо танком пёр вперёд. Гора запретных соблазнов на расстоянии руки всё сильнее погружала его в уныние. Спустя ещё неделю Дин придумал новое разрушительное развлечение. Он садился в Импалу, разгонялся и таранил стену гаража. Всегда после этого с грохотом и вспышкой света он оказывался сидящим в кресле наверху. Вновь спускался, садился в невредимую машину, заводил, разгонялся...
Однажды, от нечего делать открыв пепельницу и задумчиво посозерцав её пустоту, Дин тихо вышел из этой Импалы, закрыл дверь и больше никогда не садился в неё.

В последний день месяца, Дин, просидев с застывшим взглядом у окна дольше обычного, внезапно вскочил и выдал новую безумную трель:

- КРОУЛИИИИИ!!!

Бешеное шипение кота заставило Дина обернуться и впервые за все эти дни ощутить, как взволнованно заколотилось сердце.
У барной стойки стояла и смотрела на него девочка.





запись создана: 09.07.2015 в 15:47

@темы: "Supernatural", Хочу писать

URL
Комментарии
2015-07-10 в 02:21 

Они были круче, когда у них были просто пушки, соль, керосин и спички. Вся эта бадяга с ангелами, демонами и вампирами выпила жизнь из сериала.

2015-07-10 в 09:24 

Amnezzzia
одолевают нас проблемы, но у кого проблемы нет, не реагирует зрачками на свет
Hashirama Senju, Как человек, посмотревший ВСЕ на одном дыхании, не могу согласиться) Конечно, прелесть первых сезонов не сравнима больше ни с чем. Но тогда они просто были другими. А сейчас появились совсем иные вещи, прекрасные по-своему)
Когда-нибудь люди перестают быть детьми. Теряют очарование, грубеют, приобретают неприятные качества и черты. Это неизменно произошло бы с Винчестерами. Это произошло с сериалом. Но это совсем не повод отворачиваться от него)

URL
2015-07-10 в 23:56 

Когда-нибудь люди перестают быть детьми. Теряют очарование, грубеют, приобретают неприятные качества и черты. Это неизменно произошло бы с Винчестерами.
Сериал с этого и начинался. Все эти перечисленные тобой трансформации братки пережили еще в детстве. На начало сериала они уже, как бы, тертые калачи, познавшие всю темную сторону жизни. Это тянется красной нитью по первым двум сезонам. А с приходом толпищ демонов и ангелов начался чистейший ахтунг. Иногда проскальзывают интересные серии с охотой, но слишком редко.

2015-07-11 в 23:29 

Amnezzzia
одолевают нас проблемы, но у кого проблемы нет, не реагирует зрачками на свет
Hashirama Senju, мнений очень много) И я отношусь к тем людям, которым уже не так важна охота. Меня интересует всё, что происходит в жизни персонажей, психология и мифология в сериале. Анализ поступков героев для меня куда важнее красивой войнушки) Поэтому смотреть буду до-кон-ца.

URL
2015-07-12 в 00:22 

Воскресшая.
Согласна с Hashirama Senju и скажу, что особенно в последних сезонах многое высосано из пальца. Создается такое ощущение, что: надо, ну просто очень надо снять очередную серию (спрос-то есть), а нечего. И появляются недодемоны и переангелы.
Последние несколько сезонов смотрю походя. Мало серий, которые интересны. Муж, конечно, следит за новыми выпусками. Рассказывает, а я потом уже решаю, смотреть или нет.

2015-07-12 в 02:45 

Amnezzzia
одолевают нас проблемы, но у кого проблемы нет, не реагирует зрачками на свет
Воскресение., эх, грустно, конечно, что у всех такие разные вкусы... Но будем надеяться, что 11 сезон подарит побольше интересных серий не только для меня, но и для вас)

URL
2015-07-13 в 00:54 

Hashirama Senju [DELETED user]
Но будем надеяться, что 11 сезон подарит побольше интересных серий
Главное что он будет, а с ним и надежда на новую охоту. За эпизоды типа серии с голубем-гопником я многое готов простить.

2015-07-13 в 13:11 

Amnezzzia
одолевают нас проблемы, но у кого проблемы нет, не реагирует зрачками на свет
Hashirama Senju, О да))) диалог с голубем шикарен. He is being a douchebag! - Who you calling "douchebag", douchebag? :-D Смотреть только в субтитрах!
Кстати, спасибо тебе за "Ностальгирующего Критика" - потрясная вещь) Я давно так не смеялась)

URL
2015-07-14 в 02:06 

На здоровье. ;) У меня выложено мало выпусков, Критик создал их намного больше. В строку поиска ютуба вбей "nostalgia critic rus vo". Много чего вывалиться должно. Только избегай обзора на фильм Jungle 2 Jungle (Из джунглей в джунгли). В самом начале Критик выложил фото очень неаппетитной кучи фекалий. Никому не пожелаю на это смотреть. Он еще держит это чудесное фото несколько секунд, долгих до бесконечности.

2015-07-14 в 13:58 

Amnezzzia
одолевают нас проблемы, но у кого проблемы нет, не реагирует зрачками на свет
О чёрт, приму к сведению :laugh:

URL
   

Amnezzzia

главная